The National Interest: Американцы не готовы к войне за Украину

Версия для печати
0
0
0

Забота о безопасности других не определяет для большинства американцев исключительность их страны, полагает The National Interest.

По мнению многих экспертов в сфере международных отношений, госсекретарь Рекс Тиллерсон совершил немыслимый грех, когда две недели назад на встрече в итальянской Лукке задал вопрос: "Почему налогоплательщики США должны быть заинтересованы в Украине?"

Резкая реакция на небрежное замечание Тиллерсона (один из его референтов охарактеризовал это "риторическим приемом") отражает глубоко укоренившиеся представления о важности договорных обязательств США, а также квазирелигиозную веру в предполагаемую приверженность США международным обязательствам. Для тех людей, который определяли американскую внешнюю политику в последние десятилетия, в этом и заключается суть исключительности США. Как объяснила Мадлен Олбрайт: "Мы - Америка. Мы незаменимая нация. Мы не роняем достоинства. Мы смотрим далеко в будущее". Совсем недавно Хиллари Клинтон говорила об "определенных обязательствах", например, перед союзниками по НАТО, которые должны быть "включены в ДНК американской внешней политики".

Но американские лидеры встают на зыбкую почву, когда начинают читать нотации другим о важности соблюдения международных соглашений и территориальной целостности суверенных государств. Между тем, многим американцам не все равно, когда власти убивают своих ни в чем не повинных людей или бросают их за решетку по сомнительным обвинениям. Они возражают, когда страны нападают на своих соседей. С другой стороны, американские лидеры зачастую закрывают глаза и призывают делать то же самое общественность, когда такие злодеяния совершают их союзники (например, Египет, Турция, Саудовская Аравия). Такая реакция совершенно очевидно опровергает утверждения о том, что американцам далеко не безразличны определенные основополагающие принципы, особенно когда такое безразличие налицо.

Самый важный вопрос не в том, почему американские налогоплательщики должны быть заинтересованы в Украине. Скорее, он должен звучать так: "В какой мере американцы должны быть заинтересованы в Украине?" Или так: "Чем готовы рискнуть, и сколько готовы потратить американцы ради утверждения украинской территориальной целостности?"

И здесь мы можем увидеть большие расхождения между внешнеполитической элитой и обществом. Несколько лет назад был проведен социологический опрос среди американцев. Им задали вопрос, готовы ли они воевать с Россией, чтобы защитить Польшу, Турцию и Латвию. "Да" сказали 40%, 29% и 21% соответственно. Защищать Британию вызвались 56% респондентов. Все эти страны - официальные союзницы США по договору. А Украина нет. В ходе того же опроса выяснилось, что воевать с Россией из-за Украины готовы 22% респондентов.

В точности таких опросов можно усомниться. Поскольку очень многие давали ответ "не уверен", разумно предположить, что настроения в обществе изменятся, если президент настойчиво призовет Америку к началу военных действий. Тем не менее, невозможно игнорировать то обстоятельство, что защита безопасности других не является для большинства американцев квинтэссенцией того, что делает Америку исключительной. Опрос, проведенный недавно исследовательской организацией Chicago Council on Global Affairs, показал, что защита безопасности других заняла самое последнее место в списке из 12 "очень важных внешнеполитических целей".

В целом американцам небезразличны другие страны, но рисковать американскими жизнями ради неких принципов они не хотят. Неясно даже, готовы ли американцы платить более высокие налоги и согласиться на урезание популярных внутренних программ, чтобы проявить таким способом заботу о безопасности других. Таким настроениям в обществе можно радоваться. На них можно жаловаться. Но мы не должны их игнорировать. И госсекретаря Рекса Тиллерсона следует хвалить, а не ругать за смелость, с которой он задал этот исключительно важный вопрос.