DW: Как немецкий офицер ради совершения теракта стал сирийским беженцем

Версия для печати
0
0
0

Германия озадачена невероятной историей: старший лейтенант бундесвера из ненависти к иностранцам полтора года выдавал себя за соискателя убежища, излагает Deutsche Welle.

Если бы это был кинофильм, сценаристов наверняка упрекнули бы в полнейшей неправдоподобности сюжета. Чистый немец и кадровый военный выдает себя в Германии за сирийского беженца, не зная ни слова по-арабски. Ему, тем не менее, предоставляют временное убежище, но тут в туалете венского аэропорта находят пистолет, и этого старшего лейтенанта бундесвера разоблачают как правого радикала, готовящего теракт. Ну кто поверит в такую историю?

На след навели спрятанный пистолет и отпечатки пальцев

Однако правоохранительные органы Германии вот уже во второй раз за месяц ошарашивают немецкую общественность разоблачением преступных схем, которые из-за своей несуразности просто в голове не укладываются. Сначала выяснилось, что всю команду дортмундской "Боруссии", похоже, пытался убить тремя бомбами биржевой спекулянт, решивший сыграть на падении акций футбольного клуба. И вот теперь страну взбудоражила история про немецкого защитника отчества, про которого никто не знал, что он воинствующий ксенофоб, но зато все поверили, что он - нуждающийся в убежище беженец из Сирии.

Рассказ об этой невероятной истории начнем с заряженного пистолета, спрятанного в подсобке одного из туалетов в венском международном аэропорте "Швехат". В конце января 2017 года его обнаруживает уборщица, и австрийская полиция берет помещение под видеонаблюдение. Вскоре, 3 февраля, за этим нелегальным оружием приходит 28-летний гражданин Германии, офицер бундесвера в звании старшего лейтенанта. Немецкие СМИ пока не называют даже его имени, не говоря уже о фамилии.

Его задерживают и допрашивают, но достаточных оснований для ареста не находят. Однако о случившемся, естественно, сообщают в Германию, где этим делом начинают заниматься Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA) и военная контрразведка. Проверяя отпечатки пальцев задержанного, австрийская полиция вдруг к своему удивлению обнаруживает, что они принадлежат официально зарегистрированному в ФРГ сирийскому беженцу.

Давид Беньямин рассказал о себе по-французски

Его зовут Давид Беньямин, он прибыл в Германию без документов по балканскому маршруту на пике волны беженцев и 30 декабря 2015 года официально попросил убежища в городе Оффенбахе близ Франкфурта-на-Майне, сообщает газета Süddeutsche Zeitung. 14 января 2016 года его направили в общежитие для беженцев вблизи баварского города Эрдинга. С этого момента он начал получать денежное пособие, которое под конец составляло 409 евро в месяц.

В ноябре 2016 года прошение об убежище рассматривалось в его присутствии в Нюрнберге в Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев (BAMF). Одна из больших загадок этой истории состоит в том, почему ни при регистрации, ни в общежитии, ни, тем более, во время этого подробного собеседования никто не обратил внимание на то, что за беженца из Сирии выдает себя чистокровный немец, уроженец того самого Оффенбаха, ни слова не говорящий по-арабски. Видимо, чиновников полностью убедило объяснение темноволосого соискателя убежища, что он является сирийским христианином родом из Франции, а потому знает только французский.

Этим языком старший лейтенант бундесвера, действительно, свободно владеет, поскольку до своего ареста 26 апреля служил в 291-м пехотном батальоне совместной германо-французской бригады и был расквартирован во Франции в городе  Илькирше-Граффенштадене неподалеку от границы с Германией. Отсюда он регулярно, по всей видимости, ездил в общежитие для беженцев под Эрдингом, преодолевая каждый раз несколько сот километров в один конец.

Ради чего он вел двойную жизнь?

Тот факт, что Давид Беньямин редко пользовался предоставленным ему временным жильем, не привлек к себе особого внимания. Ведь общежития для беженцев - не тюрьмы, их обитатели не обязаны все время быть на месте, они пользуются свободой перемещения, но только не имеют права окончательно переезжать в другой населенный пункт.  

Ключевая загадка этой истории состоит в том, ради чего ее герой на протяжении 16 месяцев вел двойную жизнь: офицера бундесвера и сирийского беженца. Наверное, не из материальных соображений: имея, по данным газеты Bild, ежемесячное жалование в 3200 евро до вычета налогов и хорошие перспективы по службе, он вряд ли бы задумал всю эту хитроумную комбинацию только ради дополнительных четырех сотен в месяц.

Следствие исходит из того, что он готовил теракт - и попытка нелегально обзавестись пистолетом говорит в пользу этой версии. Цель готовившегося преступления, по мнению прокуратуры, состояла в том, чтобы вину за кровопролитие возложить на сирийца, попросившего в Германии убежища, отмечает газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Обыски и поиск сообщников в Германии, Франции и Австрии

Ксенофобия, желание бросить тень на прибывших в страну беженцев - вот, видимо, чем руководствовался как сам офицер, так и его предполагаемый сообщник, 24-летний студент из того же Оффенбаха. О том, что оба они испытывали ненависть к иностранцам, свидетельствуют записанные телефонные переговоры и переписка в мессенджере WhatsApp, пишет Bild.

У сообщника, которого арестовали, как и самого офицера, 26 апреля, полиция, по данным Süddeutsche Zeitung, обнаружила огнестрельное оружие. Всего же в тот день обыски с конфискацией электронных носителей информации прошли в 16 точках на территории Германии, Франции и Австрии. Такой размах позволяет предположить, что за двумя злоумышленниками из Оффенбаха следствие предполагает разветвленную преступную группу правоэкстремистского толка.

Эта история крайне неприятна для властей Германии по целому ряду причин. Она ставит под сомнение отлаженность и компетентность немецкой системы приема беженцев и одновременно бросает серьезную тень на бундесвер, в рядах которого вновь обнаружился правый экстремист. Ведь в настоящее время, пишет портал spiegel.de, в бундесвере расследуются уже 275 случаев экстремизма, антисемитизма и ксенофобии. Правда, чаще всего речь идет лишь о словесных выходках.

Офицер, под видом беженца полтора года готовивший прикрытие для теракта, это уже нечто новое. Можно не сомневаться: за этим расследованием немецкое общество будет следить с повышенным вниманием.