RFI: Почему во Франции не сложился "республиканский фронт" против Ле Пен образца 2002 года?

Версия для печати
0
0
0

Атмосфера между двумя турами президентских выборов в 2017 году совсем не та, что в 2002-м, когда французы - как левые, так и правые - объединились в «республиканский фронт» против прошедшего во второй тур основателя Национального фронта Жан-Мари Ле Пена.

Во втором туре ему удалось набрать всего 18% голосов. Опросы общественного мнения прочат его дочери, Марин Ле Пен, около 40% голосов во втором туре: за нее теперь готовы голосовать часть правых и левых избирателей. RFI выясняет, почему раскололся французский «республиканский фронт» против крайне правых.

Ни чума, ни холера

Атмосфера 1 мая 2017-го — совсем не та, что была 1 мая 2002-го. 15 лет назад 1,3 млн французов (только по официальным данным) разных политических взглядов по призыву профсоюзов вышли на улицу, чтобы единодушно сказать «нет» прошедшему во второй тур основателю Национального фронта Жан-Мари Ле Пену. В парижской демонстрации тогда участвовали около 400 тысяч человек. В этом году полиция насчитала на профсоюзном шествии от площади Республики до площади Нации в Париже 30 тысяч человек, организаторы — 80 тысяч.

В 2002 году французы массово отдали свои голоса Жаку Шираку — чтобы преградить дорогу крайне правым, приход которых к власти виделся катастрофой. За правого Ширака голосовали и его политические оппоненты с левого фланга, выходившие на акции с лозунгом «Votez escroc, pas facho!» («Голосуйте за мошенника, но не за фашиста!»).

«Это просто не может быть предметом для дискуссий. Нужно пойти и проголосовать за Эмманюэля Макрона», — призвал на днях действующий президент Франции Франсуа Олланд, напомнив о едином порыве французов в 2002-м.

Однако в 2017-м подобные дискуссии возникли. В этом году даже не удалось договориться об общей гражданской демонстрации против Марин Ле Пен 1 мая. И если на некоторых первомайских акциях призывали голосовать за Эмманюэля Макрона, чтобы преградить дорогу Ле Пен, на других — критиковали обоих и призывали просто не голосовать за Нацфронт, не давая дальнейших указаний.

Были и акции, на которых активисты выходили с лозунгом «ни чума, ни холера» и призывали не отдавать голос ни за крайне правую Ле Пен, ни за центриста и бывшего инвестбанкира Эмманюэля Макрона, которого они считают защитником интересов капитала и финансового сектора. Многие профсоюзные деятели и левые не могут забыть экс-министру Макрону также пакт либеральных мер в области экономики и реформу трудового кодекса, против которой они выходили на массовые акции протеста в прошлом году.

«Для нас 1 мая — повод сказать "нет" обоим кандидатам. Фашизм, конечно, хуже, чем Макрон, но левые и правые используют НФ уже 30 лет в качестве пугала, чтобы сохранить власть. Мы отказываемся поддаваться на этот шантаж и голосовать за Макрона», — говорит студент Тома, вышедший на первомайскую акцию в Бордо.

Профсоюзы, организовавшие первомайское шествие на востоке Парижа, призвали «преградить дорогу» Марин Ле Пен, но не призвали голосовать за Эмманюэля Макрона. Во главе демонстрации в окружении лидеров профсоюзов шел крайне левый Жан-Люк Меланшон. В первом туре он набрал почти 20% голосов. Политик долго не давал советов относительно голосования во втором туре, но в итоге призвал своих сторонников не голосовать за НФ, но все-таки не дал указаний — как поступить: голосовать за Макрона, опустить в урну пустой бюллетень или вовсе не участвовать в голосовании. 

Сам же лидер крайне левых призвал Эмманюэля Макрона сделать «жест» в сторону сторонников «Непокорной Франции». Однако Макрон уже заявил, что не откажется от реформы трудового кодекса, против которой протестовали в прошлом году левые и участники профсоюзного движения. «Я не буду изменять мой проект, чтобы убеждать избирателей, которые не голосовали за меня в первом туре», — отрезал кандидат-центрист.

Тем временем Марин Ле Пен открыто старается перетянуть на свою сторону голосовавших за Меланшона. Последний опрос общественного мнения свидетельствует о том, что она может рассчитывать на поддержку 19% голосовавших за крайне левых, на 25% голосовавших за правого Франсуа Фийона и на 5% отдавших свои голоса социалисту Бенуа Амону.

Смена имиджа

Если в 2002 году результат в 17% Жан-Мари Ле Пена стал для французов настоящим шоком, то результат его дочери в более 21% не стал ни для кого сюрпризом: соцпросы в течение многих месяцев предрекали ее выход во второй тур. В первом туре последних региональных выборов и выборов в советы департаментов НФ уже становился первой партией Франции по числу голосов.

24 апреля 2002 года уже через несколько часов после объявления результатов первого тура тысячи человек вышли на улицы, чтобы сказать «нет» Жан-Мари Ле Пену, вечером 23 апреля несколько сотен человек вышли на акции в Париже, били витрины, бросали разными предметами в полицию и выкрикивали «Ни Ле Пен! Ни Макрон!».

Одной из причин ослабления «республиканского фронта» против крайне правых называют стратегию Марин Ле Пен на смену имиджа НФ, на «сглаживание» ультраправого дискурса, который был присущ основателю НФ Жан-Мари Ле Пену. Два года назад Марин Ле Пен вступила со своим отцом в открытый конфликт после его скандальных заявлениях о газовых камерах, которые, по его словам, являются лишь «деталью» в истории Второй мировой войны. Жан-Мари Ле Пена даже исключили из рядов партии. Впрочем, по решению суда, Жан-Мари Ле Пен все еще остается почетным председателем НФ.

Многие эксперты сходятся во мнении, что французы не готовы протестовать против Марин Ле Пен, как они протестовали против ее отца, Жан-Мари Ле Пена. И стратегия на смену имиджа принесла свои плоды: многие уже не считают Национальный фронт маргинальной партией. И ее популярность растет на фоне экономического кризиса и неприятия элит.

Преподаватель истории и политической социологии в университете Sciences Po Марк Лазар замечает в интервью порталу Francetvifo, что лидеру НФ удалось спутать карты по такой важной и объединяющей позиции, как антифашизм. «В 2002 году Жан-Мари Ле Пен ассоциировался напрямую с ультраправыми и с фашизмом исходя из его личного прошлого, из его ориентиров, из его политической культуры. … Стратегия "реабилитации" Марин Ле Пен ставит в тупик ее оппонентов. Они чувствуют, что она представляет что-то более сложное. Поэтому антифашистский дискурс имеет сейчас меньший вес».

По словам преподавателя, возможно, именно из-за ослабления веса антифашистского дискурса в борьбе против НФ и наблюдается слабая мобилизация между двумя турами выборов и акции как против Ле Пен, так и против Эмманюэля Макрона. За последнего некоторые левые отказываются голосовать из-за его либерализма. На этом фоне Марин Ле Пен постоянно напоминает об банковском прошлом Эмманюэля Макрона и часто называет своего соперника «бесчувственным банкиром», из-за чего ее уже обвинили в использовании «старого антисемитского штампа».