The Independent: сравнение Гитлер/Путин антиисторично, амбиции Путина ограничены воссоединением этнических русских

Версия для печати
0
0
0

Когда принц Чарльз сравнил Владимира Путина с Адольфом Гитлером в ходе частной беседы в Канаде на этой неделе, никто из нас даже не задумался над тем, что принц в этом деле далеко не первый, - рассуждает обозреватель The Independent  Тим Стэнли, - Хиллари Клинтон уже намекала на это, как и Митт Ромни, Джон Маккейн и его коллега сенатор Марко Рубио.
Но является ли это сравнение точным, - ставит вопрос Стэнли, - напротив, это не просто упущение,- подобное сравнение представляет собой тревожный тренд, следуя которому, политики могут принять некоторые неверные решения, когда дело дойдет до оценки амбиций Путина. Остерегайтесь политики, основанной на риторических клише, - пишет Стэнли.
Путин отнюдь не учит свой народ тому, что он является богоизбранной нацией, призванной править миром. Напротив, корни его внешнеполитической деятельности лежат в области прав человека, что он цинично заимствовал у Запада. Противопоставляя себя украинскому национализму, аспекты которого кроются в пронацистских симпатиях, он настаивает на том, что борется с антисемитизмом. Так, в 2004 г. Путин назначил еврея Михаила Фрадкова на должность нового премьер-министра России - шаг, который еще больше усложняет сравнение с Гитлером. Вместо того, чтобы валить все авторитарные режимы в одну кучу, полагая, что все они имеют одни и те же мотивы и ведут себя одинаково, намного полезнее рассмотреть Путина в рамках российского исторического контекста, - полагает автор, -  этнический национализм Гитлера привел его к мысли, что он должен править всем миром; Путин же хочет доминировать в ограниченной российской сфере влияния.
Странно, что мы не слышим дискуссий о традиционных российских амбициях, которые привели к кровопролитию в ходе Крымской войны (1853-56 гг.), или о воинствующем панславизме, который возник после обещаний объединения славянских народов под знаменем царского самодержавия, что повлекло за собой вступление России в Первую мировую войну в 1914 г. Но амбиции Путина, несомненно, связанные с романтическим империализмом, ограничены воссоединением этнических русских, которые проснулись после падения коммунизма, обнаружив себя живущими в новых государствах с преобладанием других народов.
И этот факт, из которого следует, что Путин – это не Гитлер, не означает, что Путин не является проблемой для Запада. Многие из стран, которые Путин считает входящими в свою сферу влияния, стали членами НАТО, а это значит, что мы обязаны защищать их. Наша свобода действий ограничена тем фактом, что Россия остается ядерной державой, поэтому конфликт нельзя решить с помощью длительной героической мировой войны - а-ля 1939 г. – которая является меньшим злом, чем обмен ядерными ударами, способный превратить мир в пепел.
Ставки настолько высоки, что сравнение Гитлер/Путин не только анти-исторично, но и довольно рискованно. Лучше попытаться понять Путина и оценить его амбиции пропорционально, - резюмирует автор, - при всей своем бахвальстве, это в значительной степени тот путь, который Запад должен мудро выбрать.