Убийства в Еврейском музее Брюсселя - закономерность, а не из ряда вон выходящий случай

Версия для печати
0
0
0

После задержания в Марселе подозреваемого в убийствах в Еврейском музее Мехди Неммуша французская пресса не замедлила провести параллели с кровавыми расстрелами в Тулузе и Монтабане в 2012 г., виновником которых был Мохаммед Мера. Потрясающее сходство историй и судеб обоих убийц позволило информационному порталу Slate France сделать вывод о закономерности этих событий. Закономерности участия в них граждан Франции и высокой вероятности повторения подобной жестокости в обществе.
1. Антисемитизм
19 марта 2012 года Мохаммед Мера совершил третье и последнее нападение в Тулузе. У входа в еврейскую школу он хладнокровно застрелил учителя иврита, двух детей двух и шести лет, а также восьмилетнюю дочь директора школы. Все потому что они были евреями.
Мехди Неммуша подозревают в убийствах в Еврейском музее Брюсселя. Антисемитская направленность этой акции не вызывает ни малейших сомнений, что уже было признано бельгийскими и французскими властями.
2. Тюрьмы - катализатор насилия
Мохаммед Мера был молодым преступником-рецидивистом. Нарушать закон он начал еще с подросткового возраста: в его активе 18 актов насилия, 15 из которых он совершил еще будучи несовершеннолетним. Он получил 18 месяцев тюрьмы за вождение без прав, и после этого затаил злобу на власти.
За плечами у 29-летнего Мехди Неммуша столь же богатое прошлое, в котором значатся куда более серьезные проступки, чем у стрелка из Тулузы. Так, до ареста в Марселе он уже успел провести 5 лет за решеткой. Вот, что пишет Le Monde по этому поводу:
«Он совершил несколько краж при отягчающих обстоятельствах и просидел с 2007 по 2012 год в Грасе и Салон-де-Прованс. В мае 2009 года ему вынесли обвинение в ограблении супермаркета le Penny Market в Туркуэне 13 августа 2006 года. Исправительный суд Лилля признал его виновным и приговорил у двух годам тюрьмы строгого режима».
В прокуратуре Парижа уточняют, что Мехди Неммуша «7 раз признавали виновным в суде» и «5 раз отправляли в тюрьму».
3. Тюрьмы - катализатор радикального исламизма
Мохаммед мера начал читать Коран и пошел по пути радикального ислама, когда сел в тюрьму. Вот, что он рассказал вступившим с ним в переговоры полицейским, которые взяли его дом в оцепление:
«Я сам алжирец. Я знаю, что в Алжире есть действующая группа. Но я понятия не имел о том, чем они занимаются. Когда я снова вернулся к исламу то попытался разобраться с этим, чтобы убедиться что то, что они делают, это ислам. С того момента мне стало все понятно. В тюрьме моя вера освободилась, и поклялся, что, как только выйду на свободу, сразу же попытаюсь присоединиться к ним».
Как пишет 20Minutes, с Мехди Неммушем «связались исламистские круги». В Le Monde отмечают, что его подозрительные поездки после выхода из тюрьмы в декабре 2012 года «наводят на мысль о том, что он пошел по пути радикального ислама» за решеткой. 1 июня парижский прокурор подтвердил это предположение: «В тюрьме он проникся экстремистскими идеями и общался с радикалами, которые призывали к молитве».
4. Поездки в центры "исламского мира"
Мохаммед Мера несколько раз ездил за границу, в том числе в Афганистан и в тренировочный центр исламистов в Пакистане. Об этом он рассказал сотруднику службы внутренней разведки, который пытался вести с ним переговоры во время осады квартиры:
«Мне предложили делать бомбы, но я не захотел. Я им сказал, что все то, из чего можно сделать бомбу, находится во Франции под жестким контролем, и что меня могут задержать еще до того, как у меня что-то получится. Потом я сказал им: "Научите меня стрелять" (...)
Там были французы, китайцы, таджики, афганцы, пакистанцы, американцы, немцы, испанцы. Были все. Мне попадались самые разные люди. (...)
Мне потребовалось дней десять, чтобы найти братьев. Когда я только приехал туда, то не мог никуда выйти и был вынужден постоянно сидеть в одной комнате. Я должен был ждать. Они не знали, кто я такой и откуда. Но ведь абы кто не вступает в "Аль-Каиду". Я завоевал их доверие, купил собственное оружие и экипировку. У меня есть самые разные братья. Некоторые из них занимаются тем, что отправляют братьев в другие страны. Мне предлагали устроить теракты в Америке, Канаде и т.д., но я сказал, что раз я француз, мне будет проще сделать это во Франции».
Как пишет Le Monde, после тюрьмы Мехди Неммуш отправился в Бельгию, где жил у друга, а затем отправился в поездку по нескольким странам, побывав в Великобритании, Ливане, Турции и Сирии. В 20Minutes отмечают, что там он «научился обращаться с оружием, которое пошло ход 24 мая».
5. Внимание французских спецслужб
Тот факт, что французские спецслужбы вели наблюдение за Мохаммедом Мера, породил бурную полемику. Его допрашивали два сотрудника полиции, работник Центрального управления внутренней разведки и представитель его регионального подразделения. Было это в ноябре 2011 года, то есть всего за несколько месяцев до самих терактов. К тому моменту французские спецслужбы наблюдали за Мухаммедом Мера целый год и пытались собрать больше сведений о его поездках в Пакистан и Афганистан.
По словам тогдашнего министра внутренних дел Клода Геана, «он предъявил фотографии в доказательство того, что это была туристическая поездка». Два агента разведслужбы посчитали Мохаммеда Мера «странным» человеком, который был скорее молодым городским хулиганом, а не исламистом.
Позднее в le Monde вышла статья о «невероятном провале спецслужб» в этом деле. Журналисты Лоран Борредон (Laurent Borredon) и Эмелин Кази (Emeline Cazi) ознакомились с документами, из которых следует, что «занимавшиеся профилем Мера спецслужбы по необъяснимым причинам остановили наблюдение в конце 2011 года».
Как было и с Мохаммедом Мера, заграничные поездки Мехди Неммуша привлекли внимание французских спецслужб, которые внесли его в список разыскиваемых и в шенгенский список. Как пишет le Monde, «в марте 2014 года его заметили в Германии по возвращении из Юго-Восточной Азии и внесли в список наблюдения внутренней разведки».
Преступления Мехди Неммуша, без сомнения, вновь разожгут споры о неэффективности наблюдения за французскими исламистами. Парижский прокурор заявил следующее на пресс-конференции:
«О его религиозном экстремизме сообщали еще во время его тюремного срока, однако отъезд за границу в декабре 2012 года, то есть через три недели после выхода на свободу, сделал наблюдение совершенно невозможным».
6. Камера Go Pro
Мохаммед Мера снял все три убийства на камеру Go Pro, которая впоследствии была обнаружена следователями. Отсмотрев видеозаписи, они назвали их «чрезвычайно откровенными». Телеканал «Аль-Джазира», которому Мера послал свои видео, решил не выпускать их в эфир. Николя Саркози потребовал от всех телеканалов не показывать их, если они имеются у них в распоряжении.
А следующий день после перестрелки в Брюсселе бельгийские СМИ сообщили, что на груди у подозреваемого (он был заснят системой видеонаблюдения) была камера Go Pro. Прокурор Парижа подтвердил эту гипотезу и рассказал о найденном «файле с видеозаписью продолжительностью 40 секунд. На ней показаны найденное оружие и маска. Голос, похожий на голос подозреваемого, объясняет, что это видео было снято, потому что запись на Go Pro не сработала во время стрельбы».
Эта информация не позволила правоохранительным органам Франции и Бельгии предотвратить кровопролитие.