Интервью Эдуарда Лимонова для El Pais: "Путина ждет светлое будущее"

Версия для печати
0
0
0

Эдуард Лимонов до недавнего времени известный только в узком кругу на Западе, теперь знаменитость благодаря книги Эммануэля Каррера о русском писателе и политике, сообщает корреспондент El Pais Родриго Фернандес.
Лимонов родился в СССР в 1943 г., получив имя Эдуарда Савенко, и вырос в Харькове на Украине. Сегодня Лимонов - писатель и политик, который провел значительную часть своей жизни в США и Франции. Он вернулся в Москву после того, как Советский Союз исчез.
Любопытно, что советский эмигрант не возвратился, чтобы присоединиться к могильщикам коммунизма, а сделал это для борьбы с реформами. Савенко стал Лимоновым, ассоциируя себя с лимонной кислотой, взрывной, как граната (лимонка в русском сленге). В 1993 г. он основал Национал-большевистскую партию, которая теперь запрещена, но автор продолжает работать в партии с названием «Другая Россия».
Очки, бородка и усы не создают впечатление того, что этот жесткий человек участвовал в поддержке сербов в Югославии, абхазов в Грузии, русскоязычных в Приднестровье. Он принял корреспондента El Pais в своей квартире в центре Москвы, в то время как на Восточной Украине шли боевые действия.
Родригес: Россия в настоящее время снова доминирует в Крыму ...
Лимонов: Наконец! 23 года назад я сказал, что Крым - это русская земля, населенная русскими. Киев унаследовала от Советской Украины много территорий, которые были включены в состав Украины для удобства администрирования – например, Крым и Харьковская область. Там я провел первые двадцать лет, и я хорошо знаю: мы могли блуждать в течение нескольких дней, не услышав ничего по-украински. Триста лет эта земля была частью России. То же самое можно сказать и о Донбассе, на угольных шахтах которого всегда работали русские. Украине в 1991 г., когда она получил это наследство, следовало бы сделать акт щедрости и все это вернуть. То же самое произошло с Грузией, которую оставили с наследием, включающим Абхазию, Аджарию и Южную Осетию. Они создали свои маленькие империи и неохотно отдают то, что им не принадлежит. Но они должны вернуть приданое.
Родригес: Вы имеете в виду, что Россия должна вернуть себе былую империю?
Лимонов: Моя позиция ясна: Крым и Донбасс – это русские земли.
Родригес: Как вы видите ситуацию на юго-востоке Украины?
Лимонов: Русские и украинцы живут там, но это не те украинцы, которые проживают на западе. Западные украинские регионы были включены в состав СССР только в 1939 г., а последний из этих регионов - в 1945 г. То есть, они не жили всю свою историю с нами, они жили с Австро-Венгрией, с Польшей. Именно из этих областей пришла идеология, доминирующая в Киеве. С 1991 по 2014 год все украинские премьер-министры были мошенниками, торгашами и жуликами. Донбасс и Харьков терпели их, но когда пришли к власти хулиганы с Евромайдана, когда стали видны их браслеты и бейсбольные биты, их агрессивность, люди с востока Украины испугались.
Родригес: Какова позиция Кремля по отношению к Восточной Украине?
Лимонов: То, что случилось в Киеве 22 февраля, было неожиданностью для всех, даже для Кремля. Крым среагировал быстро, люди хотели войти в состав России и, когда представилась возможность, самоорганизовались и провели референдум. Путин в действительности ничего такого не хотел; его загнали в угол, у него не осталось другого выхода.
Родригес: Какое будущее ожидает российскую оппозицию? Маленькое преимущество было потеряно?
Лимонов: Совершенно верно. Мой анализ мне не нравится: либералы потеряли власть в 2003 г., когда они оказались без парламентского представительства, и за эти 10 лет завоевали всеобщую ненависть. Они сами себя похоронили, хотя в их рядах есть интеллектуалы, которые влияют на средства массовой информации. Либералы были сильны, но разбазарили всю свою мощь, все делали неправильно: в 2011 г., когда они выводили на улицы по 100 тыс. человек, они подписывали соглашения с режимом вместо того, чтобы диктовать ему условия.
Родригес: А левые?
Лимонов: Левый фланг занимает КПРФ, очень вредная организация, которая присвоила себе место коммунистов, не будучи коммунистами. Другие левые партии обречены на жалкое существование.
Родригес: Значит, будущего нет?
Лимонов: Возможно, свобода придет к нам с востока Украины, с восставшей Украины. А мы надеемся превратиться в массовую партию, мы давно уже существуем в качестве организации, но при этом полицейском государстве этого не добились. Мы надеемся добиться этого с помощью девиза «Отнять и поделить», национализировать состояния олигархов - природные ресурсы, а их самих выслать.
Родригес: Что ждет Путина?
Лимонов: Если мы согласны, что оппозиция проживает плохие времена, мы можем сделать вывод, что Путина ожидает светлое будущее.
Родригес: Согласны ли вы с тем, что книга Каррера о вас?
Лимонов: Вы знаете, я рад, что эта книга появилась, это большое признание, она была переведена на двадцать языков. Я отказался критиковать его, потому что книга создала миф обо мне; то, что сделал Каррер больше, чем получение Нобелевской премии, это то, что происходит с писателем, который умер 20 лет назад, и вдруг вновь открыт. Успех был фантастическим, только во Франции было продано более 600 тыс. экземпляров книги, посвященной мне, это очень хорошо для меня. Как и любой другой человек, писатель и политик, я стремлюсь быть известным. Карреру досталось много денег, он даже получил что-то от съемок фильма Саверио Костанцо, который в Каннах купил права на книгу. Продюсер мне известен, он работал с Бертолуччи, поэтому я надеюсь, что это хорошо, хотя, конечно, был создан миф, и я прекрасно понимаю, что это хорошо для меня.