The New Yorker: Сторублевый крестовый поход

Версия для печати
0
0
0

The New Yorker рассматривает инициативу российского парламентария Романа Худякова об изъятии сторублевых купюр с изображением Аполлона, как часть антилиберального тренда, доминирующего на российской политической сцене с момента возвращения Владимира Путина в Кремль.
После прихода Путина к власти в 2000 г., Кремль в течение десяти лет оставался довольно терпимым к неполитическому самовыражению. Но, начиная с 2012 г., негосударственные СМИ и организации гражданского общества попали под более ощутимое давление. Все чаще путинский режим прибегал к социальному консерватизму, налагая все новые виды ограничений на частную жизнь.
В такой атмосфере десятки общественных деятелей бросились призывать к запрещению всего, что напоминало о вестернизации или нарушении моральных приличий, которые во многих кругах рассматриваются в качестве синонимов. Первым стал запрет на пропаганду нетрадиционных гомосексуальных отношений среди несовершеннолетних, также известный, как закон против геев. В тоже время богохульство стало уголовно наказуемым преступлением (оскорбление чувств религиозных верующих). В СМИ и искусстве была запрещена ненормативная лексика. Совсем недавно автор антигейского закона предложил фильтровать Интернет "по умолчанию", чтобы очистить его содержание от всего неподходящего, и только взрослые при этом могут получить более широкий доступ к сети.
Поскольку основные моральные проблемы были исчерпаны, нетерпеливым лоялистам пришлось обходиться незначительными поводами. Только в этом году были предложены запреты на иностранные слова, продажу, импорт и производство кружевного белья и высоких каблуков. Также появилась инициатива распространить юридический запрет на "пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений" на все виды половых отношений. Если предложение пройдет, это будет означать, что сексуальные вопросы с детьми нельзя будет даже обсудить. Кампания Худякова против сотенных купюр не первая его попытка выказать себя хорошим и патриотическим консерватором. Ранее в этом году он предложил закрыть российское отделение международной организации защитников окружающей природы "Гринпис". Весной он потребовал, чтобы белорусская рок-группа под названием "Ляпис Трубецкой" была запрещена в России за то, что солист коллектива во время концерта в Германии использовал на сцене нецензурные выражения.
Никакая инициатива не может быть настолько абсурдной, чтобы ее не приняли российские законодатели. К счастью, не все из них были кодифицированы, и многие из подписанных в качестве закона не проводятся активно в жизнь. Возможно, в первую очередь законодатели желают продемонстрировать верность, но вовсе не стремятся превратить Россию в пуританскую нацию. Кроме того, российский народ в целом не рассматривает новые правовые нормы в виде морального руководства.