Time: Странный случай Владимира Путина и украинского пилота

Версия для печати
0
0
0

Time обвиняет Россию в нахождение новых средств поддержки пророссийских сепаратистов, на этот раз при помощи системы правосудия, и это происходит в тот момент, когда Россия, как кажется, пытается самоустраниться от украинского конфликта.
Нет недостатка в белых пятнах в странной истории украинской летчицы Надежды Савченко, оказавшейся в российской тюрьме по обвинению в соучастии в убийстве. Пока остается неясным даже то, как она попала в Россию прямиком из зоны боевых действий на востоке Украине, где она сражалась против пророссийских сепаратистов. Неясно также, как Россия намерена доказать ее причастность к гибели двух российских журналистов. Но самая большая тайна в том, почему Россия приняла решение преследовать ее настолько публично и вызывающе.
Дипломаты и высшие должностные лица на Украине и их союзники в лице США уже использовали этот случай, как один из ярких примеров сотрудничества российских спецслужб и пророссийских боевиков. Это означает, что в этом месяце появился очередной бесспорный аргумент в пользу принятия западных санкций в отношении России. Обвинения, выдвинутые против украинского пилота, подозрительно похожи на акт возмездия за задержанного США на Мальдивских островах российского хакера и сына депутат Госдумы Романа Селезнева. По крайней мере, так утверждает бывший советник российского президента Илларионов. По его мнению, Савченко - "актив для потенциального обмена" на Селезнева.
Опросы общественного мнения среди россиян показывают, что 40% из них выступают за военную интервенцию на Украину, националисты уже стали обвинять Путина в трусости за недостаточную поддержку мятежников. Политический аналитик Центра Карнеги в Москве Маша Липман считает, что для успокоения воинственного крыла своего электората, Путин по-прежнему должен демонстрировать свою вовлеченность в конфликт, и Савченко кажется умным способом, чтобы сделать это.
Арест Савченко - последний пример тонкой линии поведения России в этом конфликте. Путин не может вмешаться непосредственно от имени мятежников, не вызвав таких санкций, которые могут нанести существенный вред российской экономике. Не в состоянии он и полностью отречься от сепаратистов, не вызвав отчуждение сторонников жесткой линии, сплотившихся в России вокруг него. До сих пор Россия поддерживала мятежников, обеспечивая их оружием, добровольцами и дипломатическим прикрытием, все время находясь на расстоянии, достаточно безопасным для того, чтобы отрицать любую причастность к войне. Арест Савченко приоткрыл новый вид поддержки: через российскую судебную систему. Теперь дело за западными лидерами, им решать, достаточно ли Россия агрессивна, чтобы это служило оправданием очередного раунда санкций.