Интервью Виктора Медведчука для Spiegel Online: "Россия в настоящее время занимает конструктивную позицию"

Версия для печати
0
0
0

Журналист SPIEGEL ONLINE Мориц Гатман взял интервью у украинского политика Виктора Медведчука. Посредник в переговорах на Украине Медведчук должен возобновит контакты между повстанцами и правительством в Киеве, пишет Гатман. В интервью он призывает к передачи больших властных полномочий для регионов.
SPIEGEL ONLINE: Несколько сотен человек были убиты во время гражданской войны на Украине, в то время как десятки тысяч покидают регион. Как остановить кровопролитие?
Медведчук: Мы должны как можно быстрее возобновить переговорный процесс. Целью переговоров, проведенных под контролем миссии ОБСЕ должно стать прекращение огня с обеих сторон. Только тогда могут начаться переговоры о полном прекращении огня и реализации мирного плана президента Порошенко.
SPIEGEL ONLINE: Киевские войска недавно отпраздновали военные успехи.
Медведчук: Мы не можем достигнуть мира с помощью военных средств, даже если большинство украинского населения в настоящее время убеждено в обратном. Таким образом, позиция Ангелы Меркель и Франсуа Олланда, которые призывают к немедленному прекращению огня, очень важна.
SPIEGEL ONLINE: Почему в настоящее время отсутствует переговорный процесс?
Медведчук: Камнем преткновения является место для этих переговоров: Донецк в настоящее время не рассматривается из-за боев. Но для переговоров за пределами Донбасса требуются гарантии безопасности для лидеров Донецкой и Луганской республик. Мы также обсудили возможность продолжения переговоров в Берлине.
SPIEGEL ONLINE: Вы видите шанс для мира сейчас?
Медведчук: Да. Предоставление особого статуса для русского языка и децентрализация политической системы, то есть передача политической власти в регионы, - это компромисс. Тем не менее, все это при условии, что области остаются частью украинского государства. Такое решение удовлетворит народ Донбасса. Даже президент Порошенко, кажется, готов пойти на это.
SPIEGEL ONLINE: Являются ли политические лидеры, такие как премьер-министра Бородай, надежными деловыми партнерами? Разве не полевые командиры, такие как Игорь Стрелков, являются реальной властью?
Медведчук: Собеседники были названы нам представителями местных республик. Таким образом, мы предполагаем, что они представляют интересы и обладают властью на местах.
SPIEGEL ONLINE: Но они представляют интересы населения?
Медведчук: Я не знаю. Но для того, чтобы достичь мира, мы должны говорить с теми, кто ведет войну.
SPIEGEL ONLINE: Что делать с тысячами пророссийских боевиков, если наступит мир?
Медведчук: Мирным планом Порошенко предусмотрена частичная амнистия для некоторых из этих людей. Тем не менее, во время переговоров мы должны найти решения для тех, кого эта амнистия не охватывает.
SPIEGEL ONLINE: В течение многих месяцев повстанцы получают из России военные поставки, государственное телевидение ведет пропагандистскую войну против правительства в Киеве. Видите ли вы в последние несколько недель изменения в российской стратегии?
Медведчук: Вместе с Меркель и Олландом Путин призывает к прекращению боевых действий и отправляет своих представителей для переговоров. Это означает, что Россия в настоящее время занимает конструктивную позицию.
SPIEGEL ONLINE: Насколько велико влияние Путина на повстанцев?
Медведчук: Это влияние я бы не переоценивал. Например, Путин призвал в начале мая отложить референдум по вопросу о независимости Луганске и Донецке - без успеха.
SPIEGEL ONLINE: Является ли Россия на востоке Украины стороной конфликта?
Медведчук: Нет. Это внутренне-украинский конфликт.
SPIEGEL ONLINE: Какова ваша роль в переговорном процессе?
Медведчук: Я веду постоянные переговоры с обеими сторонами. Моя цель состоит в организации встречи Контактной группы, состоящей из представителей ОБСЕ, России, Киева, Донецкой и Луганской республик.
SPIEGEL ONLINE: Некоторые наблюдатели видят в вас «человека Путина» на переговорах.
Медведчук: Это неправильно. В середине мая и.о. президента Александр Турчинов попросил меня организовать контакты с представителями повстанцев.
SPIEGEL ONLINE: Почему вы?
Медведчук: Мои политические убеждения пересекаются по многим пунктам с тем, с чем согласны повстанцы. В течение 15 лет я борюсь за федерализацию Украины.
SPIEGEL ONLINE: Ходят слухи, что Путин был крестным отцом вашей дочери.
Медведчук: Это правда, Путин в 2004 г. стал крестным отцом моей дочери Дарьи. Мы поддерживаем дружеские отношения.
SPIEGEL ONLINE: Когда вы в последний раз встречались?
Медведчук: В конце июня в Москве, за день до второго раунда переговоров.
SPIEGEL ONLINE: Вы были в прошлом противником ассоциации с ЕС. Как вы думаете, это правильный шаг для мира и процветания на Украине?
Медведчук: Я до сих пор являюсь противником соглашения об ассоциации, которое предусматривает создание зоны свободной торговли. Я считаю, что это будет иметь серьезные последствия для Украины, поскольку наша экономика не выдерживает конкуренции сегодня.