От Бентли к рыбке: Последствия санкций для российской экономики

Версия для печати
0
0
0

Михаил Зуб находится на грани срыва в результате непрекращающихся попыток предотвратить развал советского рыбоперерабатывающего завода в Мурманске в течение последних 20 лет, - констатирует московский корреспондент Financial Times Кэтрин Хилл, - Тем не менее, дело никогда не выглядело так мрачно, как сейчас.

В одночасье завод потерял доступ к поставкам рыбы из Норвегии из-за того, что в прошлом месяце Россия запретила импорт западного продовольствия в отместку за санкции Запада.

Г-н Зуб пытается спасти свою компанию и оппонирует правительству в связи с эмбарго. «Он упрямый человек, но мы не думаем, что завод будет работать. Завод умирает», - говорит Татьяна, жительница Мурманска, чей муж был отправлен домой, потому что цех работает вхолостую.

И все выглядит мрачно не только в Мурманске, продолжает Хилл. После шести месяцев существования в условиях западных санкций экономика России начинает стагнировать. В новом докладе Всемирного банка отмечено, что если санкции останутся в силе, то экономика может сократиться на 0,9% в следующем году и на 0,4% в 2016 году.

Инвестиции в основные активы, которые уже стагнировали в прошлом году, сократились на 2,5% в течение первых восьми месяцев этого года. БКС, крупнейший независимый брокер на Московской фондовой бирже, прогнозирует инфляцию на уровне 8% к концу года.

Все это приведет к сокращению потребительского спроса, уровень которого до этого по крайней мере рос. Также, из-за инфляции и сокращения объемов кредитования в первые восемь месяцев этого года снизится реальный рост доходов населения. «Я ожидаю увидеть падение реальных доходов в 2014 году и небольшой рост в 2015 году», - говорит Владимир Тихомиров, главный экономист БКС.

Показатели автомобильного рынка являются одними из самых радикальных. По данным Ассоциации европейского бизнеса в России, в августе, по сравнению с тем же месяцем прошлого года, продажи новых автомобилей упали на 26%. А по сравнению с первыми восемью месяцами 2013 года в этом году продажи новых автомобилей упали на 12%.

Несмотря на то, что люксовые бренды были защищены от падения, похоже, тенденция меняется. По данным представителей бизнеса, в прошлом месяце по всей России было продано только два Бентли по сравнению с 27-ю машинами в феврале.

Некоторые наблюдатели полагают, что раздражающие факторы в настроениях простых россиян, в конечном счете, могут выйти за пределы экономики. В последний раз реальные доходы почти застопорились в 2011-м году, когда тысячи москвичей вышли на улицы в знак протеста против президента Владимира Путина.

По словам независимого эксперта Левада-Центра, согласно августовскому опросу, существует пять главных экономических показателей, которых опасаются россияне: рост цен, бедность, увеличение разрыва в доходах, экономический кризис и безработица. Евгений Гонтмахер, экономист и политический комментатор, предупреждает, что ухудшение тенденций во всех этих областях приведет к социальной и политической нестабильности в России.

«Возвращение к более высоким темпам роста в России будет зависеть от роста частных инвестиций и потребительских настроений, что потребует создания предсказуемой политической среды и проведения структурных реформ», - гласит доклад Всемирного банка.

Однако ничего этого не происходит, пишет автор. Вместо того, чтобы оказывать давление на Путина, чтобы изменить курс по Украине – на что и надеялись западные политики  - санкции сплотили сторонников президента Путина.

Владимир Евтушенков, один из ведущих промышленников страны, в настоящее время содержится под домашним арестом, как полагают, из-за желания руководства государственной нефтяной компании Роснефть получить контроль над Башнефтью, одним из активов г-на Евтушенкова.

Отдельно правительство обещает выработать ответ на западные санкции для поддержки тех, кто пострадал от карательных мер. «Инвестиционный климат в России фактически улучшился», - с горькой иронией говорит Александр Лебедев, бывший миллиардер, - «Экономика России - это в основном государственные компании, о которых государство заботится».

Впервые крупные государственные банки - Сбербанк, ВТБ и Внешэкономбанк - и крупнейшие энергетические компании почти полностью отстранены от западных рынков капитала. Центральному банку было поручено использовать свои валютные резервы для рефинансирования валютных долгов Сбербанка, ВТБ и ВЭБ. Другие группы также обратились с просьбой о помощи, а Роснефть попросила 1,5 трлн. рублей. То есть почти половину всего Фонда национального благосостояния.

Эти запросы напоминают о финансовом кризисе 2009 года, когда Москва потратила 36 млрд. долларов для спасения банков, которые пострадают от  тяжелой рецессии в этом году. «Глядя на это с точки зрения объемов государственной поддержки, последствия могут быть, по крайней мере, сравнимы с кризисом 2008/2009», - говорит высокопоставленный сотрудник Сбербанка.

В своих оценках российской экономике чиновники ЕС предупреждают Москву, что только трем крупным банкам понадобится 75 млрд. долларов от Центрального банка в течение ближайших 18 месяцев.

В сочетании с требованием сохранить, по крайней мере, 180 млрд. долларов валютных резервов для покрытия расходов на импорт в течение шести месяцев, у Центробанка останется только 115 млрд. на поддержание валютного курса в случае спекулятивных атак или внезапного оттока капитала. В начале марта Центробанк перевел 11,3 млрд. долларов в рубли в течение одного дня. «Таким образом, не исключено, что макро-экономическая ситуация в России в течение долгого времени может стать одним из стрессовых факторов», - делают вывод авторы доклада Всемирного банка.

Кажется маловероятным то, что г-н Зуб почувствует облегчение, так как г-н Путин предпочел жарить более крупную рыбу. На прошлой неделе, президент предупредил частные компании, чтобы те не полагались на помощь государства: «Они должны понять, необходимо нести бремя по всем вопросам, исходя не из результатов политических событий, а процесса своей хозяйственной и финансовой деятельности».