Неисполнение контракта поставки "Мистралей" не влияет на отношения Франции и России

Версия для печати
0
0
0

Решение Франции не передавать Москве вертолетоносец класса Mistral не привело к открытому кризису в отношениях между Парижем и Москвой, пишет деловое издание Les Echos. Франсуа Олланд напротив выступил за "деэскалацию" европейских санкций против России. Вне всякого сомнения, он намеревается позиционировать себя в качестве посредника между Европой и Россией.

Когда Ангела Меркель, привилегированный собеседник Владимира Путина, ужесточила тон, начиная с середины ноября, поведение Олланда можно считать ответной любезностью Владимиру Путину после заявления президента России о возможности простого возврата аванса, уже оплаченного Россией за поставку кораблей Мистраль, продолжает газета.

Париж, таким образом, не слишком пострадает от своего выбора приостановить исполнение контракта стоимостью 1,2 млрд евро, подписанного с Россией, чтобы сохранить свои геостратегические позиции в НАТО, военном альянсе, члены которого были против этой продажи.

Сопредседатель "Франко-российского диалога" Владимир Якунин, выступая перед журналистами две недели назад, сказал, что существует возможность снизить политическую напряженность между Парижем и Москвой, принимая во внимание важность экономических и дипломатических связей между двумя странами. Это не пустые слова, поскольку Владимир Якунин пользуется репутацией одного из четырех-пяти самых близких советников российского президента, пишет автор статьи.

Якунин добавил, что продажа кораблей Мистраль существенно не повлияет на ситуацию. Стоит также отметить, что в националистических кругах и в российском военном ведомстве не было единого мнения в отношении покупки военных кораблей во Франции. Контракт был подписан в 2011 году, когда министром обороны был Анатолий Сердюков. После того, как в конце 2012 года он был отправлен в отставку, правительство даже рассматривало вопрос об аннулировании контракта, но к тому времени бюджет уже был сверстан. Решение Парижа, таким образом, вызвало вздох облегчения в определенных московских кругах, отмечает автор статьи.