The New Republic: Большая Семерка выкинула Россию из Большой Восьмерки. Какое облегчение.

Версия для печати
0
0
0

Журнал The New Republic недоумевает, почему Большая восьмерка во время своей встречи в понедельник вместо того, чтобы напрямую выгнать Россию, наказывая ее таким образом (в их умах) за отторжение части суверенной украинской территории, просто реформировалась в Большую семерку. Например, заголовок ИТАР-ТАСС, агенства еще "советской эры" назвал произошедшее "Страны G7 заканчивают свое членство в G8". Действительно, G8 вернулась к своему прежнему организационному виду в 1998 г., когда Билл Клинтон пригласил Россию, забивая, как он надеялся, последний гвоздь в гроб Холодной войны. С тех пор Россия претерпела смену руководства: от Бориса Ельцина к неидеологизированному Владимиру Путину, и от него к сегодняшнему Владимиру Путину, отцу всех русских, ненавистнику Запада.
В течение срока полномочий обоих Владимиров одна вещь оставалась неизменной: исторический кризис идентичности России. Эту борьбу она ведет внутри себя формально со времен споров западников и славянофилов середины 19 века. После Петра I Россия 300 лет пытается выяснить, является она частью Европы или Азии, или неким гибридом из них обоих, или чем-то совсем другим.
Одним из краеугольных камней второго президентского срока Владимира Путина была концепция "суверенной демократии". Идея заключалась в том, что Россия есть демократическая  нация западного образца, которая нашла в нем свой, уникальный, жестко охраняемый путь. Таким образом, у русских есть суды и судебные процедуры, выборы, пестрые и разнообразные медиа, но они делают некоторые вещи, которые помогают управлять конечным результатом. Объясняется это тем, что реальной демократии в России всего лишь 20 лет, и россияне не очень готовы к ней.
Владимир Путин хочет и не хочет быть частью Запада, сидеть за столом для больших мальчиков, считать себя равноправным среди них игроком, но в любой момент иметь возможность отказаться от их, в конечном счете, иностранных правил. Другими словами, утверждать культурное, историческое, экономическое и геополитическое родство с Западом, одновременно выступая за полнейшую незападную уникальность.
По мнению Путина, высказанного им в июле 2012 г. в выступлении перед российскими дипломатами, Россия есть ключевой глобальный игрок, неразрывно и интегрально вплетенный в международное дипломатическое сообщество, но не связанный с ним ничем, кроме своей уникальности.
Россия настаивает, что она европейская страна и хочет участвовать в различных западных клубах и соглашениях, но когда ее обвиняют в нарушении послевоенных европейских норм (предположите, какое правительство сталкивается с большинством исков в Европейском Суде по правам человека?), начинаются завывания об уникальности России, европейском шовинизме и двойных стандартах. Россия пытается усидеть на двух стульях сразу, и сегодня Запад и Япония потянули один из них прочь, заканчивая агонию. Россия, настаивая на своей мистической двойственности, была занозой в теле организации, также, как и в своем собственном.