Алексей Навальный до сих пор считает, что сможет изменить Россию

Версия для печати
0
0
0

В четверг корреспондент BuzzFeed взял эксклюзивное интервью у Алексея Навального.

Месяц назад московский суд поместил лидера российской оппозиции Алексея Навального под стражу с тем расчетом, чтобы он не смог принять участие в очередном марше протеста. К тому времени, когда Навальный покинул тюрьму две недели спустя, Борис Немцов, помогавший ему организовать митинг, был застрелен неподалеку от Кремля, а запланированная демонстрация превратилась в траурную церемонию.

Сегодня российская оппозиция находится еще дальше от возможности свержения Путина, чем когда-либо еще. Все, что ей остается - обвинять Путина в заказе убийства Немцова и в полной мере осознавать свое бессилие предпринять что-либо. "Очевидно, что единственный план, который Кремль имеет в отношении нас - уничтожение", - утверждает Алексей Навальный, находясь в своем московском офисе.

Утрата Немцова, объясняет Навальный, делает задачу формирования сильного оппозиционного движения более трудной, чем когда-либо раньше. "Мы не понимали, насколько он был важным, пока не потеряли, - замечает Навальный. - Он был уникальным человеком, происходил из истеблишмента, но вел себя как активист. Никто не ценит, когда обычный политический активист раздает листовки и пишет отчеты, но когда этим занимается кто-то, настолько близкий к возможному президентству, это имеет гораздо больший вес".

Для Навального внезапная смерть Немцова и подозрения, окружающие расследование ее обстоятельств, говорят о поворотном моменте в усилиях Путина по удержанию власти. Ранее фигуры, подобные Немцову, выступающие против властей, но сохранившиеся связи с российской элитой, считались неприкасаемыми. За два дня до смерти Немцов навестил Навального в тюрьме, где они обсуждали, как статус в "системе" позволил ему отказаться от телохранителей.

По мнению Навального, война на Украине отправила Путина в заоблачные выси популярности на родине, но спровоцировала крупнейший экономический кризис в России за последние годы. "Запугивание никогда не было главным рычагом Путина, он предпочитает подкупать людей, - считает Алексей. - Если подкуп не удается, тогда он компенсирует его запугиванием". Вместо ожидаемого раскола внутри правящего класса, российская элита сплотилась вокруг одного человека, про которого Навальный говорит, что он хочет быть "императором по жизни и единственным лицом российской власти".

Навальный полагает, что Запад ошибся в направлении своей политики санкций, которые они сосредоточили против экономики России и персоналий, воюющих на Украине. Вместо этого следовало бы создать массивный черный список всей российской политической элиты, которая была бы наказана до тех пор, пока не устроила бы свержение Путина посредством дворцового переворота.

Надежда Навального на путч, подогреваемый потерями от западных санкций, есть молчаливое признание того, что по сути оппозиция бессильна. Путин настолько доминирует в российской политической сфере, что даже рядом нет никакого места для других фигур, не говоря уже об альтернативе. Недавний опрос "Левада-Центр" установил, что Навального поддерживает 1% избирателей, что ставит его на один уровень с министром обороны Сергеем Шойгу, который некоторыми экспертами называется потенциальным преемником Путина.

В настоящее время поиск средств на ведение оппозиционной деятельности дается Навальному все труднее. Правительство оказывает давление на всех основных доноров его фонда по борьбе с коррупцией. Владимир Ашурков, его правая рука, ответственная за сбор средств, бежал в Лондон в поисках политического убежища после того, как власти начали в отношении его расследование.

Навальный настаивает, что попытка выиграть честным путем, в конечном счете, поможет повернуть россиян против Путина. "Люди понимают намного больше о том, что происходит, когда вы объясняете им, что существует прямая связь между повышением цены на молоко и войной на Украине," - говорит он, не питая при этом иллюзий относительно трудностей, стоящих перед ним.

"Если раньше мы требовали честных выборов, то теперь мы требуем, чтобы выборы были вообще, - добавляет Навальный. - Наша политика уменьшена до самой возможной из примитивных форм. Что мы можем сделать кроме протестов и распространения листовок?"