The Globe and Mail: Конец наших иллюзий о России

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Globe and Mail, несмотря на аннексию Крыма, Россия не может быть ни проигнорирована, ни подвергнуться остракизму, независимо от того, каким бы ни было ее шовинистическое поведение, при этом вовсе не следует обязательно ее бояться. Российский шовинизм всегда был смесью из национализма и осознания своей внутренней слабости, поэтому исторически отношения России со странами Западной Европы колебались между сотрудничеством и конфронтацией. Реакция западных стран на путч в Крыму граничит с фарсом. И российские лидеры, которым запретили посещать западные страны, и канадцы, которым въезд в Россию теперь заказан, объявили об этом, как об особом знаке чести. Одним словом, разговор школьников.
Удаление России из группы стран "Большой восьмерки" имеет смысл, так как это клуб для западных демократических государств, к которым Россия теперь относится чисто номинально. Серьезной критики России не наблюдается и со стороны так называемых стран БРИК: Бразилии, Индии и Китая, которые не имеют ничего общего кроме чувства их собственной важности. Чего Россия по-прежнему хочет - это сферу неоспоримого влияния. Когда Запад, почивавший на лаврах после победы в Холодной войне, не захотел предоставить ее для Путина и его сторонников, Россия восстала.
Запад рассчитывал, что Россия, по причинам экономического роста, международного авторитета и дальнейшей внутренней либерализации, будет довольствоваться членством и сотрудничеством с разными западными институтами. Но оказалось, что Россия, за исключением ее маленькой еврофильской элиты, хотела совсем иного: вассальной преданности соседних стран и авторитарного правления. Русский страх перед внутренней слабостью и хаосом труден для понимания иностранцев. Для Европы настало время снизить свою энергетическую зависимость от Москвы и понять, что Россия смотрит на себя совсем иными глазами, нежели ее видит Запад.