10 стран ЕС против права Еврокомиссии блокировать контракты Газпрома

Версия для печати
0
0
0

Одним из наиболее спорных вопросов, которые будут вынесены на обсуждение участников открывающегося в Брюсселе в четверг саммита Евросоюза, станет предоставление Еврокомиссии права вето на контракты Газпрома с любой из стран-членов ЕС, пишет Financial Times.

По мнению издания, предложение о наделении Еврокомиссии полномочиями надзирателя, блокирующего газовые контракты, вызовет яростное противодействие по меньшей мере 10 стран альянса.

Новое предложение является попыткой разрешить многолетние споры между ЕС и Газпромом, который обвиняется в завышении цен для восточноевропейских клиентов. Однако, в компании, которая поставляет почти 30% газа в Европу, это отрицают.

Дональд Туск, польский президент Европейского Совета, является активным сторонником новой инициативы. Но некоторые государства-члены союза, такие как Венгрия, Чехия и Словакия, оказывают сопротивление принятию новых правил, опасаясь антагонистической реакции Москвы.

Идея создания европейского «энергетического союза» состоит в том, чтобы Брюссель мог централизованно контролировать заключение газовых соглашений каждой из стран, дабы препятствовать возможному нарушению антимонопольного законодательства ЕС и несправедливому ценообразованию.

На саммите в Брюсселе, в частности, будет обсуждаться расследование, инициированное ЕС в отношении Газпрома, поставлявшего, как выяснилось, газ в Литву, которая почти полностью зависела от поставок Газпрома в 2011 году, по меньшей мере на треть дороже, чем в Германию.

Польша, которая в большей степени опасается российских усилий по восстановлению своего влияния в Восточной Европе, является ведущим сторонником повышения роли Еврокомиссии. Но в дополнение к сопротивлению Венгрии, Чехии и Словакии, 7 других стран также выразили оговорки в связи с принятием новых правил.

Несколько клиентов Газпрома в Восточной Европе в частном порядке признали, что они опасаются негативной реакции со стороны Москвы, которая может последовать после того, как Брюссель начнет регулировать коммерческие контракты.