Французский законопроект о спецслужбах - "слежка за гражданами под предлогом борьбы с терроризмом"

Версия для печати
0
0
0

В Национальном собрании Франции началось рассмотрение «закона о спецслужбах» - французского аналога Патриотического акта США, внесенного премьер-министром Манюэлем Вальсом и одобренном правительством 19 марта. Законопроект обсуждается по ускоренной процедуре на волне терактов в Париже, шокировавших общество.

По словам Манюэля Вальс, «речь ни в коем случае не идет о глобальной слежке за гражданами». Законопроект прошел достаточно незаметно во французском обществе, но после внесения в парламент вызывал острую критику со стороны интернет-индустрии и правозащитных организаций.

Адриен Шармэ, координатор ассоциации по защите пользователей глобальной сети Quadrature du net (Квадаратура Сети) у стен Национального собрания предупреждает о истинных намерениях принятия «закона о спецслужбах». «Тут сочетается три очень важных причины, делающих этот законопроект опасным. Во-первых, это расширение арсенала разрешенных методов разведки и ее целей, то есть теперь будет разрешено применять наблюдение за человеком, далеко проникающими средствами, т. е. будет допустимо отслеживать телефонные разговоры, переписку по электронной почте, использовать данные геолокализации, устанавливать микрофоны и камеры. Список мотивов, по которым это будет разрешено, также гораздо шире: сюда входят, в том числе, политическая активность, общественные движения; но также и все, что связано с экономическими, научными и промышленными интересами Франции. Так что у нас есть причины опасаться, что меры наблюдения будут все более многочисленны и касаться все большего числа людей.

Во-вторых, меры постоянного наблюдения в интернете, систематического сбора всех личных данных граждан Франции в интернете, в том числе — адреса электронной почты, история посещенных веб-страниц, чтобы затем, на основе полученных данных и при помощи специальных алгоритмов, искать среди них тех, чьи действия кажутся подозрительными.

В-третьих, механизм контроля деятельности спецслужб, так как заключение создаваемой комиссии не является юридически обязывающим, оно имеет только консультативный характер. В конечном счете, только исполнительная власть — в лице премьер-министра, сохраняет за собой право на окончательное решение, разрешить или нет слежку за тем или иным человеком. Таким образом, у нас нет никакого контроля, в то время как полномочия спецслужб значительным образом расширены и создаются условия для всеобщей слежки за населением».

По ее мнению Шармэ, «законопроект не связан напрямую с терроризмом: правительство пытается представить его как закон для борьбы с терроризмом, однако в действительности, терроризм — только одна из семи затронутых в этом законе сфер. Помимо терроризма, тут также присутствуют вопросы промышленного и экономического шпионажа, контроль радикальных движений, борьба с оргпреступностью. В результате, вводится усиленная слежка, под которую подпадает значительная часть граждан страны, что вызывает у нас крайнее беспокойство. Тем временем общественному мнению и депутатам это преподносят под соусом борьбы с терроризмом».