Газпром изменяет политику под давлением Кремля

Версия для печати
0
0
0

Российский газовый гигант Газпром, вновь стал политическим концерном, но в этом виновато не только российское руководство, пишет деловая газета Handelsblatt. Евросоюз также осложняет жизнь газовому холдингу.

«Мы можем по-другому» — становится новым лозунгом главы Газпрома Алексея Миллера. Частично это своенравная реакция, но также вынужденная мера. Газпром вновь стал тем, от чего находящийся на своем посту с 2001 года Миллер, по крайней мере, в некоторой степени смог избавиться: этот контролируемый Кремлем как мажоритарным акционером концерн в последнее время вновь почти на 100% превратился в политическое предприятие. Миллер, напротив, пытался поставить это гигантское предприятие с логотипом в виде голубого газового пламени на рыночные рельсы, и западные акционеры и партнеры из газовой отрасли были в восторге. Но теперь все это в прошлом.

Ситуация полностью изменилась после аннексии Россией расположенного в Черном море полуострова Крым, которая произошла примерно год назад. Миллер, который так же долго находится во главе этого концерна, как его покровитель Владимир Путин сидит в Кремле, вновь полностью настроен на то, чтобы представлять политические интересы. Виновато в этом российское руководство, однако не оно одно — Евросоюз также не смог установить конструктивные отношения с Газпромом.

Газпром является самой значимой фирмой этой гигантской восточной империи. Она платит больше всех налогов, и обеспечивает значительную часть доходов России от экспорта. И еще: Газпром должен действовать внутри страны и за ее пределами в соответствии с установками хозяина Кремля Путина. Инструмент — газопроводы. В России эту функцию выполняют трубы, которые по желанию Кремля прокладываются в тех регионах, которые в политическом плане намерена поддержать центральная власть, однако подобные проекты не являются выгодными для самого концерна.

За границей ситуация вновь становится похожей: здесь западные санкции привели к тому, что Путин теперь хочет доказать миру, что Россия не одинока. Поэтому хозяин Кремля вынудил свой образцовый концерн подписать газовый договор с Китаем. Строительство трубопровода к границе с Китаем, названного «Сила Сибири», требует огромного количества средств, тогда как об обещанной Пекином предоплате речь больше не идет. Цены на природный газ столь низкие, что менеджеры Газпрома в своем кругу признают — газовая сделка с Китаем будет убыточной. Преимущество получают только некоторые производители труб, владельцы которых — так случайно получилось — входят в близкое окружение Путина и которым Путин обещал, что их энергетические фирмы в будущем в обход существующей сегодня экспортной монополии Газпрома получат возможность вывозить за границу сжиженный природный газ.

Миллер делает хорошую мину при плохой игре. Именно так он защищает неожиданный отказ от строительства трубопровода «Южный поток», по которому природный газ предполагалось транспортировать по дну Черного моря в страны Юго-Восточной Европы. Теперь его маршрут направлен в сторону Турции. И об этом Миллер сообщил Евросоюзу в необычно грубом тоне. Так продавец не ведет себя со своими покупателями.

Между тем Миллер за счет переориентации со своего пока еще главного потребителя Европы на Китай выполняет, прежде всего, политические установки. А их смысл можно сформулировать так: Мы можем по-другому. С предпринимательской точки зрения диверсификация рынков сбыта является, конечно же, разумным шагом. К тому же сланцевый бум в Соединенных Штатах и революция в области сжиженного газа в Катаре в определенной степени перемешали западные рынки. Однако китайцы безжалостно используют слабость России, а Газпром слишком громко конфликтует с Европой.