Пробуждение английской идентичности - результат предвыборной кампании в Великобритании

Версия для печати
0
0
0

В Англии никто не знает, как делегировать слишком большие полномочия Вестминстера и Уайтхолла [Ред. – парламент и правительство Великобритании], пишет The New Statesman.

Англия уже давно является одной из самых богатых и самых стабильных стран в мире, представляя собой модель доброкачественной либеральной демократии. По мнению историка Роберта Томбса, именно поэтому у англичан «нет повода для отказа от своих архаичных институтов».

Для многих чувство «английскости» уже давно является синонимом понятия «британскости», которое предполагает единую империю и статус великой державы. Преподаватель Кембриджского университета Дэвид Рейнольдс назвал Соединенное Королевство мини-английской империей. Если Британия и вправду была империей, то в настоящее время многое изменилось, заключает издание. Во-первых, Ирландия получила независимость после долгих страданий и насилия в 1921 году; а ныне Шотландия и Англия все дальше отдаляются друг от друга.

Английской национальной идентичности не хватает уверенности в себе, особенно в сравнении с шотландским эквивалентом. А английская политическая идентичность – это нечто неопределенное. Передача власти в Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию сделала англичан крупнейшей нацией в Европе без собственных политических институтов. Слишком много власти сосредоточено в Вестминстере и Уайтхолле. Передача части полномочий английским институтам представляется проблематичной не в последнюю очередь из-за того, что Шотландская национальная партия непременно воспользуется этим, чтобы усилить свои позиции и ослабить Вестминстер. Вместо того, чтобы сразить шотландский национализм «наповал», как предсказывал бывший депутат-лейборист Джордж Робертсон, лишение полномочий Вестминстера лишь усилит его. На двусмысленности и алогичности передачи полномочий Лондона умело спекулировали сначала Алекс Салмонд, а теперь Никола Стерджен. Лидер шотландских националистов Стерджен является наиболее популярным политиком в ходе нынешней избирательной кампании, она  же предлагает заключить соглашение с лейбористами на уровне Великобритании, систематически уничтожая их популярность в Шотландии.

Из-за шотландского фактора лейбористы не имеют никаких шансов завоевать большинство на всеобщих выборах 7 мая, хотя Эд Милибэнд еще может стать премьер-министром, возглавив коалицию с шотландскими националистами, которые уже заявили, что готовы на альянс с лейбористами в Вестминстере, чтобы «заблокировать» власть консерваторов. «Тот, кто контролирует баланс, получает власть», - сказал бывший Первый министр Шотландии Алекс Салмонд.

Если после выборов 7 мая лейбористы сформируют коалицию при поддержке сепаратистского движения Шотландской национальной партии, это послужит толчком для дальнейшей конституционной реформы, которая, по мнению авторов издания, давно назрела.

Конституционное соглашение будет первым шагом к фундаментальной реконфигурации британского государства. Но чего хотят англичане? Региональных заксобраний или укрепления местного самоуправления? Как пишет Роберт Томбс, те, кто выступает за единую Британию, не являются сторонниками идеи английской обособленности.

По правде говоря, мы не знаем, чего хотят англичане, заключают авторы. Даже сами англичане, похоже, не знают этого. Но шотландский национализм, рост поддержки Партии независимости Великобритании (Ukip), утрата популярности консерваторами и лейбористами и победа национальных партий – все это приведет к изменениям в будущем.

До сих пор не существует политической силы, агитирующей за фундаментальные конституционной реформы в Англии, но это может измениться очень быстро. Конечно, английская национальная идентичность начинает пробуждаться, и это предвыборная кампания с отсутствием явного лидера и сосредоточении на Шотландии и требованиях Шотландской национальной партии приведет к пробуждению английской идентичности.