Эксперт: Готовит ли военный удар Владимир Путин этим летом?

Версия для печати
0
0
0

НАТО и ОБСЕ сообщают о том, что к линии фронта направляются российские танки и артиллерия. Также на разделительной линии поблизости Донецка были замечены зенитно-ракетные комплексы типа Стрела-10, которые обычно используются для поддержки наземных боевых действий, информирует фрнцузский Интернет журнал Atlantico.

Эксперт по вопросам международных отношений, французский политолог, профессор парижского Института политических исследований Сириль Бре комментирует информацию издания о увеличении российского военного присутствия вблизи российско-украинской границы. Говоря о возможных рисках, связанных с размещением военной техники в непосредственной близости от линии фронта и, следовательно, с потенциальным несоблюдением Минских договоренностей, аналитики ОБСЕ по вопросам разоружения и военные эксперты НАТО придерживаются отведенной им роли.

Так, согласно Хельсинскому заключительному акту 1975 года, основной задачей ОБСЕ является предоставление правительствам, входящим в нее, проверенной информации о состоянии вооружения, техники и военных сил в регионе. ОБСЕ сообщает о местах концентрации военной техники, о перемещениях войск и о трудностях, с которыми в регионе сталкиваются ее собственные наблюдательные беспилотники. Тем самым она выполняет свою функцию раннего предупреждения, которая была подтверждена в Минских соглашениях. Но эта организация прекрасно понимает, что усиление военного присутствия само по себе еще не означает неизбежного начала военной операции.

Позиция НАТО более целенаправленная: задача Альянса в том, чтобы препятствовать любому усилению российских позиций на месте. Однако с момента падения стратегического звена Дебальцево, украинские военные отмечают отступление российских войск. У НАТО может возникнуть соблазн поднять ложную тревогу и собрать западных союзников для оказания более существенной поддержки украинским властям и таким образом вновь разжечь антироссийские настроения.

Очевидную концентрацию войск и столь же заметное сосредоточение военной техники можно объяснить двумя способами. Или, следуя логике НАТО (и Иммануила Канта), сделать простой вывод о том, что увеличение числа войск неминуемо предвещает более масштабный конфликт. И тогда наступление близится. Или же, вслед за Сунь Цзы и Клаузевицем, посмотреть на ситуацию в более стратегическом ключе: демонстрация силы и военное хвастовство могут использоваться как раз для того, чтобы избежать наступления, отпугнув противника. Таким образом, послание России и сепаратистов вполне может быть следующим: не надо в преддверье лета начинать новую «антитеррористическую операцию», наподобие той, что была предпринята президентом Порошенко сразу после его избрания в мае 2014. Сосредоточение вооружения может как помочь избежать конфликта, так и ускорить его. Все зависит от политической оценки российских властей.

Как я уже неоднократно подчеркивал, цели президента Путина являются тактическими, а не стратегическими, оборонительными, а не наступательными. Что никак не умаляет риски, которые эта оборонительная тактика представляет для единства Европы, безопасности континента и целостности Украины.

Цель российской власти не является стратегической: страна не обладает достаточными финансовыми, экономическими и политическими средствами для возрождения империи. Российские власти стремятся не допустить дальнейших посягательств НАТО и Европейского союза на свои рубежи. Тактическая цель заключается в том, чтобы помешать становлению сильного украинского государства, которое могло бы стать потенциальным кандидатом в Европейский союз и присоединиться к Североатлантическому альянсу. Таким образом, речь идет о ряде негативных, а не позитивных целей — оборонительных, а не наступательных.

В данной ситуации новое наступление летом может оживить украинское государство и его западных сторонников, а также некоторых членов американского Конгресса и привести к неблагоприятной для российских интересов ситуации: укреплению Украины и ее военного аппарата.

Но возможно, целью российского президента является сосредоточение военной техники с целью вынудить киевское правительство наконец запустить реформу институциональной организации страны. Скоро пройдет половина срока, предусмотренного Минскими договоренностями: если к концу 2015 года конституционная реформа не будет проведена, возобновление военных действий будет гораздо легче оправдать. Таким образом, целью российского президента может быть усиление военного давления на Киев, чтобы добиться ответных политических мер с его стороны.