The New Yorker: Россия Путина - не ходи, не ешь, не пей

Версия для печати
0
0
0

Маша Гессен в материале для The New Yorker предлагает российской оппозиции прекратить есть и пить.

В прошлую субботу, прекрасным солнечным днем я и мой друг были в Москве и обсуждали меры предосторожности. Я призналась в страхе перед подъездами жилых домов, потому что два человека, которых я знала - депутат Галина Старовойтова и журналист Анна Политковская - были застрелены по дороге к своим квартирам. "С тех пор, как был убит Немцов, я ничего не знаю о мерах предосторожности, - заметил мой друг. - Что ты предлагаешь не делать - не ходить теперь по улицам?"

Сейчас также было бы целесообразно прекратить есть и пить. В среду Владимир Кара-Мурза, 33-летний оппозиционный российский журналист был госпитализирован в критическом состоянии после того, как рухнул в обморок в своем офисе в Москве. Ему был поставлен диагноз острой почечной недостаточности в результате интоксикации. Проще говоря, проблемой оказался яд.

Пока неясно, когда и как, Владимир Кара-мурза, возможно, был отравлен, но российские активисты и журналисты, получающие достаточно угроз своей жизни, относятся к ним вполне серьезно и нанимают телохранителей, они также обычно осторожно относятся к тому, что употребляют в пищу. Попытки отравления, вероятно, более распространены в России, чем убийства при помощи огнестрельного оружия.

Как и советский режим до него, правительство Путина сеет страх, убивая иллюзию о возможности самозащиты. Действительно, убийство Немцова и очевидное покушение на Кара-Мурзу является ясным сигналом, что никто не находится в безопасности. Оба мужчины достаточно известны, чтобы привлечь внимание редеющего российского оппозиционного меньшинства, но ни у одного нет статуса суперзвезды, что могло бы помешать поставить себя на их место.

Если убийство Литвиненко могло вызвать мысли: "Ну, зачем кому-то интересоваться мной?", то последние нападения как бы заставляют многих людей взять на заметку: не ходите по улицам, не ешьте пищу, не разговаривайте.

Кстати, по поводу разговоров. За последние несколько месяцев работники двух московских ресторанов предупреждали меня о точных местах расположения подслушивающих устройств. Еда в обоих местах была не только хорошего качества, но и, по-видимому, безопасная. Последнее, наряду с весенним солнцем, помогает поддерживать странное чувство нормальности, идущей рука об руку со смертельной опасностью, ставшей явлением повседневной жизни.