Le Figaro: Что Америка Обамы думает и как справляется с Россией Путина?

Версия для печати
0
0
0

США стремятся заставить Кремль остановить агрессию на Украине и в то же время добиваются его поддержки на Ближнем Востоке для достижения окончательной договоренности с Ираном и стабилизации Ирака и Сирии с помощью политического переходного процесса в Дамаске, пишет корреспондент Le Figaro из Вашингтона.

Сегодня Запад разрывается между двумя крупнейшими геостратегическими кризисами. Агрессивный российский ревизионизм привел к аннексии Крыма и дестабилизации востока Украины, а теперь нацелен на изменение границ Европы и подрыв солидарности ее членов. Набирающее силы на Ближнем Востоке исламское государство представляет собой растущую террористическую угрозу для европейского континента и США, потому что как магнитом тянет в свои ряды все новых радикалов.

При виде такой двойной головоломки работа с путинской Россией стала центральной проблемой стратегов администрации Обамы. Как заставить Кремль остановить агрессию на Украине и в то же время заручиться его поддержкой на Ближнем Востоке для достижения окончательной договоренности с Ираном и стабилизации Ирака и Сирии с помощью политического переходного процесса в Дамаске? Как сдержать Путина, в то же время признав, что он нужен? Такова нынешняя квадратура круга. Вопрос будет обсуждаться во вторник в Париже на встрече участников коалиции по борьбе с ИГ, пусть даже сами россияне присутствовать на ней не будут. После падения с велосипеда во Франции Джону Керри пришлось отменить запланированную поездку из-за госпитализации в Бостоне. Как бы то ни было, он будет участвовать в переговорах по телемосту. 

Американская дипломатия испытывает все большую обеспокоенность по поводу ужесточения позиции России и уже не первую неделю пытается подтолкнуть Путина к тому, чтобы тот взял на себя ответственность по Украине и Ближнему Востоку. Несколько дней назад госсекретарь Джон Керри провел в Сочи встречу с Владимиром Путиным, а затем отправил в Москву заместительницу Викторию Нуланд для продолжения диалога. «Раз сейчас процесс принятия решений все больше сосредотачивается в руках одного человека, госсекретарь посчитал важным лично встретиться с Путиным, чтобы обсудить три ключевых вопроса: Иран, Сирию и Украину, - рассказал Le Figaro высокопоставленный представитель администрации Обамы. - По Ирану послание госсекретаря было предельно прозрачным: переговоры по иранской ядерной программе - пример того, на что мы способны вместе. Поэтому дело нужно доделать».

Как отмечает тот же источник, по Сирии Керри сказал Путину, что он поставил не на того: «Мы сказали: «Сегодня ситуация такова, что завтра Исламское государство может взять под контроль всю страну, а режим Асада рухнуть. Если вы искренне говорите, что ваш приоритет - защита сирийских государственных институтов и недопущение победы экстремистов, и что вы не привязаны к самому Асаду, используйте ваше влияние для организации переходного процесса».

Что касается Украины, нужно было «дать ему понять, что мы предельно серьезно рассматриваем отмену санкций в том случае, если он полностью реализует минские соглашения». В то же время американцы предупредили Путина, что «готовы сохранить нынешние санкции. И даже расширить их при договоренности с Европой, если Путин и его пешки захватят новые территории».

Пока что переговоры не дали ощутимых результатов. Путин по-прежнему придерживается туманной позиции по Ирану и не торопится поддерживать американцев в их предложении насчет переходного процесса в Сирии, пока Тегеран не сделает шагов в этом направлении. Относительно Украины, он продолжает отрицать (растущее) присутствие российских военных на ее территории, несмотря на неоспоримые доказательства. Более того, россияне воспользовались визитами Керри и Нуланд, чтобы убедить украинцев в формировании российско-американской оси за их спиной. Как утверждают некоторые источники, чтобы успокоить президента Украины Петра Порошенко, потребовалась целая неделя…

В Конгрессе ястребы вопят о наивности Белого дома. Тем не менее в беседе с высокопоставленным американским чиновником на нее нет и намека. Администрация прекрасно видит опасность. Кроме того, Вашингтон хочет поддержать Украину в ее стремлении на Запад и не дать ей захлебнуться во внутренних олигархических войнах, на которые рассчитывает Путин, чтобы вернуть себе контроль.

Вашингтон также активно работает на европейском энергетическом фронте и подталкивает союзников к тому, чтобы сократить зависимость от российского газа, как отметил в среду спецпредставитель Госдепа Амос Хохштейн.  

И все же главные опасения Вашингтона связаны с единством Европы по Украине, которое пока удавалось сохранять благодаря лидерству Германии. Путин, большой знаток европейских слабостей, всячески пытается ими воспользоваться. Так, например, в разгар непростых переговоров с западными кредиторами Греция получила от Москвы предложение решить все ее энергетические трудности путем строительства газопровода, который поставил бы ее в зависимость от Кремля и поставил под угрозу стратегию диверсификации поставок ЕС. С беспокойством смотрят в Вашингтоне и на связи Путина с частью европейских правых: он представляет себя заслоном на пути радикального исламизма и играет на том, что такие страны, как Франция, больше обеспокоены ИГ, чем российской угрозой на Украине, у Берлина же совершенно иные приоритеты, что во многом объясняется географией.