Российская экспозиция в Ле Бурже подчеркивает непрозрачность французского оружейного рынка

Версия для печати
0
0
0

С 31 июля 2014 года Европейский cоюз ввел официальный запрет на поставки России военной техники и покупку продукции российского ВПК. В таком случае как объяснить присутствие 37 российских предприятий на авиасалоне в Ле Бурже, одной из крупнейших в мире выставок военной и гражданской авиации? - ставит вопрос Le Nouvel Observateur.

Это настоящая пощечина для европейцев и особенно для украинцев, которые также принимают участие в салоне. Эмбарго было утверждено в условиях украинского кризиса. Побывает ли министр обороны Жан-Ив Ле Дриан на стендах Рособоронэкспорта, «Сухого» и «Туполева», чтобы поздравить российских участников?

Боевым самолетам и вертолетам из России разрешено приземлиться в Ле Бурже для участия в шоу. Готовы поспорить, что украинцы не смогут спокойно на это смотреть.

В любом случае, позиция Франции вызывает тревогу и беспокойство. Это уже не первый признак того, что Париж отказывается от общей позиции по контролю за экспортом военной техники в угоду продаже оружия.

Сегодня существует совершенно реальное растущее противоречие между коммерческими императивами, которые обуславливают выживание французской промышленно-технологической базы, и необходимостью жесткого контроля над экспортом. При этом безответственный бизнес может обернуться большой кровью: 80% жертв вооруженных конфликтов приходится на мирное население. Оружие попадает в плохие руки, используется не по назначению.

В 2013 году правительство потребовало от Национального собрания отложить в долгий ящик законопроект о введении уголовной ответственности за нарушение оружейного эмбарго. Параллельно с этим Франция работала над снятием введенного ЕС эмбарго на поставки оружия в Сирию. На которую, кстати, приходится 10% оружейного экспорта России.

Сегодня территория Франции может стать прибежищем для всех тех, кто занимается оружейным бизнесом вопреки международным эмбарго. Так, Париж отказался от полного и жесткого контроля над главными игроками на рынке контрабанды оружия: брокеров и прочих посредников (перевозчики, финансисты, страховщики). Это не говоря уже о безнаказанности, которую дает им работа за пределами французской территории. Вместо того, чтобы начать действовать и сформировать адекватную юридическую систему, Франция виляет и ограничивается одними словами.

Кроме того, из обнародованного в конце 2014 года парламентского отчета стало ясно, что за период с июля 2013 года по июнь 2014 года предприятия оборонной промышленности допустили 72 нарушения регламента.

Другой тревожный момент: непрозрачность Франции в области экспорта военной техники. 1 июня 2015 года Министерство обороны подготовило для парламента отчет об экспорте оружия за 2014 год. Доклад составлен так, что у нас нет ни малейшей возможности поставить под сомнение экспортные решения или же убедиться в соблюдении страной ее международных обязательств. А это не может не вызывать вопросы по поводу участия Франции в Международном договоре о торговле оружием (МДТО), который вступил в силу 24 декабря прошлого года и подразумевает полную прозрачность со стороны государств-участников.

Франция решила оттолкнуть НКО от присутствия на конференциях стран-участниц МДТО. Первая из них пройдет с 24 по 27 августа в Мексике. Оказывается, гражданским наблюдателям там совершенно нечего делать. Если, конечно, они не хотят заплатить за право посещения 500 долларов. Невиданное дело! Обязав НКО выплачивать подобную «пошлину», Франция не только подрывает доверие к себе, но и наносит серьезный удар по начатому 20 лет назад процессу регулирования мировых продаж оружия.