Le Monde: Греция - почему проиграли все?

Версия для печати
0
0
0

После завершения саммита еврозоны в Брюсселе, имевшего целью спасти Грецию от банкротства, доминирует одно чувство - горечь, повествует редакционная статья Le Monde. Франсуа Олланду, Маттео Ренци и, по всей видимости, Ангеле Меркель, удалось добиться того, чего они хотели: Греция осталась в зоне евро. Алексис Ципрас, вынужденный принять жесткие условия соглашения выглядит в этом эпизоде проигравшим — но выиграла ли в результате Европа?

По мнению газеты — нет, она оказалась, наоборот, расколотой и ослабленной. В обмен на 86 миллиардов плана помощи, Греции навязали очень жесткие условия, фактически поставив страну под опеку Евросоюза. Соглашение предполагает проведение большого количества реформ: пенсионная система, судебная система, гражданский кодекс, налоги, внутренний рынок и т.д. — список так велик, что выглядит невыполнимым, даже если греческий парламент не будет тянуть с ратификацией соглашения, подписанного премьером. Но что более вероятно, в случае провала реформ, Европа столкнется с новым витком «греческого кризиса».

Страны зоны евро, с которыми Греция должна была вести переговоры руководствовались разными соображениями: страны Восточной Европы не желают платить по счетам более богатого соседа; Германия — одна из самых успешных стран еврозоны, и потому не желает снова делиться; Франция, Италия и Испания слишком опасались политических последствий Грексита и возникновения долгового кризиса у себя.

В результате, еврозона показала, что неспособна решить проблему долгов страны, вес которой в экономике еврозоны — всего 2%.

Эксперты-экономисты разделяют мнение газеты. «Больного лечат кровопусканиями, наподобие мольеровского доктора Диафуаруса» — пишет экономист Тома Кутро, придерживающийся антиглобалистских взглядов — всем специалистам понятно, что в нынешнем своем положении Греция расплатиться с долгами не способна, но принимается план «помощи», мало отличающийся от предыдущих.

Слово «помощь» автор пишет в кавычках, так как самим грекам пользы от этих 80 миллиардов будет мало — деньги пойдут на текущие выплаты по кредитам и облигациям и на спасение банков от банкротства, а не на оздоровление экономики. Дополнительные же 35 миллиардов евро, обещанные Жан-Клодом Юнкером, также чисто теоретические: речь идет не о живых деньгах, а о гипотетических инвестиционных проектах крупных корпораций. Государство будет вынуждено приватизировать свои активы, что опять же будет выгодно в первую очередь их покупателям — транснациональным корпорациям.

Гарантируют ли эти меры спасение евро? Отнюдь нет, считает экономист, так как реализация плана приведет к еще большему спаду ВВП страны, и только уменьшит ее платежеспособность. А тем временем, угроза того, что на валютном рынке лопнет пузырь более чем реальна — об этом свидетельствует резкий обвал бирж в Китае. А если он лопнет, то спекуляционное давление на бедные страны только усилится.