Как генерал де Голль учил Россию любить

Версия для печати
0
0
0

«Наша элита объявила войну России, чтобы угодить Вашингтону и Берлину. Нам же остается лишь пожелать ей успехов», - пишет независимый интернет журнал Boulevard Voltaire, напоминая о периоде, когда французская внешняя политика была ориентирована в большей степени на Россию, чем на англо-саксов.

«Каждый хороший француз радуется победе России», - заявил в одном из выступлений генерал Шарль де Голль. Он поднял знамя французской русофилии, отметив выдающиеся качества России: «Сила и престиж Германии пошатнулись, а звезда русской мощи восходит к зениту. Этот 175-миллионный народ достоин называться великим, потому что умеет сражаться, то есть страдать и бить в ответ. Он поднялся и взял в руки оружие, а его единство не поколебать даже самым тяжелым испытаниям. Французский народ с воодушевлением приветствует успехи и возвышение русского народа».

Как тонкий стратег генерал обратил внимание на будущую роль России, которая должна была стать силой равновесия и умеренности: «С политической точки зрения, несомненное появление России в первых рядах завтрашних победителей принесет Европе и миру гарантию равновесия, которое Франция приветствует больше любой другой державы. К сожалению, на протяжении последних столетий альянсу Франции и России слишком часто препятствовали и противодействовали интриги и непонимание. Тем не менее, это не отменяет его необходимости на каждом повороте истории».

30 июня 1966 года прибывший с визитом в Москву генерал произнес такие слова: «Мой завершившийся визит в вашу страну — это визит извечной Франции в извечную Россию. Со времен зарождения двух наших наций они неизменно испытывают друг к другу особый интерес и влечение. Во Франции русские всегда пользовались большой популярностью».

Генералу, безусловно, хотелось ограничить влияние Америки в Европе и мире. Именно поэтому он не праздновал высадку 6 июня, которая предшествовала оккупации и не поддающемуся пониманию подчинению Франции посредством Союзного военного правительства на оккупированных территориях.

Наконец, в его речи прозвучал важнейший момент насчет европейского единства: «Необходимо последовательно реализовать разрядку, взаимопонимание и сотрудничество по всей Европе так, чтобы она смогла сама обеспечить свою безопасность после стольких боев, разрушений и конфликтов. Наш континент должен отбросить раскол и обрести единство, вернуть себе принадлежащую ему ключевую роль в равновесии, прогрессе и мире во всем мире».