Великая депрессия французского сельского хозяйства

Версия для печати
0
0
0

Во Франции, ведущем сельскохозяйственном производителе Западной Европы, обострился кризис в животноводстве. Нормандские фермеры перекрывают дороги, протестуя против закупочных цен, составляющих меньше себестоимости продукции, пишет Le Figaro.

Президент Олланд обещает фермерам «экстренный план помощи» и призывает французов покупать отечественные продукты. Фермеры винят во всем торговые сети, а экономисты говорят о влияние европейского и мирового рынка, а также российского эмбарго.

В Нормандии сотни фермеров приняли участие в «акциях отчаяния», пытаясь привлечь внимание к угрозе массового банкротства хозяйств. Более 300 тракторов блокируют с понедельника подъезды к городу Кан, административному центру департамента Кальвадос. 200 тракторов перекрыли подъезды к туристической жемчужине региона Мон Сен-Мишель. Во вторник акции протеста начались на юго-западе Франции и в северной Пикардии. Разгневанные фермеры требуют повышения закупочных цен на свою продукцию.

Власти проверяют ценовую ситуацию на рынке. Президент Франсуа Олланд пообещал на Совете министров принять «экстренный план» поддержки фермеров. На встречу с негодующими животноводами в Кальвадос выехал министр сельского хозяйства Стефан Ле Фоль.

На днях министр сельского хозяйства Стефан Ле Фоль признал наличие острого кризиса сразу в трех отраслях животноводства – в производстве говядины, свинины и молока. По оценке министра, примерно 10% хозяйств (22-25 тысяч ферм) находятся на грани банкротства. В Бретани ситуация стала «катастрофической», – заявляет местное отделение Национальной федерации профсоюзов сельхозпроизводителей FNSEA (Fédération Nationale des Syndicats d’Exploitants Agricoles). 400 хозяйств находятся в на грани банкротства. В убыток работает 80% бретонских свиноводов и 60% молочных ферм. По данным крестьянской федерации FNSEA, закредитованность французских животноводов – уже 1 миллиард евро.

Виной всему низкие закупочные цены на животноводческую продукцию. Они зачастую уже не покрывают ее себестоимости.

По мнению самих крестьян, вина лежит на их закадычных партнерах-«диктаторах», которые в заботе о прибыли тянут цены вниз. По словам глава Национальной федерации производителей говядины Жан-Пьера Флери, «торговые фирмы выбрали крайне опасный путь поддержания низких цен, с этим смирились переработчики, и сегодня это привело к катастрофе». 80% французского мяса закупается сетями торговых дистрибьюторов.

Торговля эти обвинения отвергает. Глава Федерации торговли FCD (Federation des entreprises du commerce et de la distribution), объединяющей все основные торговые сети Франции (за исключением Leclerc et Intermarché) Жак Крейсель заявил 20 июля, что закупочные цены на мясо у переработчиков были «существенно подняты». «Очевидно, эти деньги не попали в карманы животноводов», – считает Крейсель.

Внешние факторы и «жесткая рука» мирового рынка очень сильно влияют на состояние французского животноводства, – настаивают экономисты.

Во многом из-за внешних факторов обострился кризис молочных хозяйств. Более менее приемлемые для фермеров цены на молоко держались до конца 2014 года, после чего начали падение. По данным властей Франции, в мае они упали на 12% в годовом выражении – до 300 евро за тонну. При этом себестоимость производства для фермеров – 340 евро, а чтобы получать маломальский доход, сдавать свою продукцию молочники должны по 370 евро.

Как отмечают экономисты, на молочные цены сильно повлияло падение спроса в Китае, а также отмена с 1 апреля системы европейских квот на производство молока. Эта система существовала 31 год. К тому же, ценообразование на молоко во Франции непростое: половина фермеров сдает продукцию по 5-летним контрактам, другая половина поставляет молоко кооперативам, где цены определяют рыночные котировки молочной промышленности, а также… Новая Зеландия. Погоду определяет мегакооператив «Фронтерра» этой страны. Новая Зелания – первый мировой экспортер молока, занимающий треть всего рынка.

Экономисты настаивают также на значительных последствиях запрета, который ввела Россия на импорт европейских продуктов. Это особенно сильно отразилось на молочной промышленности и свиноводстве. Для свиноводства один из каналов сбыта был перекрыт в условиях растущей европейской конкуренции.