The Wall Street Journal: Рейс MH17 иллюстрирует существование разных реальностей в России и на Западе

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Wall Street Journal, отличающиеся подходы россиян и жителей Запада к истории гибели пассажирского авиалайнера "Малазийских авиалиний" говорят об ошибочности политики США в отношении России после окончания холодной войны.

Для Запада сбитый год назад рейс MH17 "Малазийских авиалиний" подчеркнул жестокость гибридного вторжения Москвы в Восточную Украину. В России катастрофа по-прежнему не сходит с телевизионных экранов, причем в ней винят украинцев при возможном попустительстве западных спецслужб.

Среди этих теорий предполагается атака украинского реактивного истребителя, запуск украинской ракеты "земля-воздух" или неудачную попытку покушения на президента Владимира Путина, чей самолет несколькими часами ранее пролетел рядом с Украиной. Подобных историй, к тому же несколько приукрашенных, еще предостаточно.

Способность россиян и жителей Запада видеть настолько различные реальности в связи с гибелью MH17 подчеркивает ошибочность политики США в отношении России после окончания холодной войны. С появлением интернета и падением Берлинской стены 25 лет тому назад, Запад решил, что россияне и западные жители, как нечто само собой разумеющееся, начнут верить в одни и те же вещи.

Свободный доступ к информации, подобно руке капитализма должен был "подвигнуть мир к общим убеждениям и образу жизни", как заметил Сэм Грин, директор Российского института в лондонском Королевском колледже. "Сейчас мы поняли, что это не совсем верно, - продолжает Грин. - В настоящий момент происходит переоценка того, что с этим делать".

Россия не подвергает свое интернет-пространство цензуре, наподобие китайской, россияне по-прежнему пользуются в основном беспрепятственным доступом к информации из-за пределов страны, хотя часто не на их родном языке. Но то, как Путин заставил россиян игнорировать эти источники и верить традиционным СМИ, имеющим долгую традицию лживого повествования, многое говорит о том, как мало Россия изменилась с конца холодной войны, и как некоторые примитивные пропагандистские стратегии советских времен по-прежнему остаются эффективными.

В США и Европе чиновники обсуждают возможности борьбы с пропагандой, но ни одна из стратегий не выглядит простой на фоне того, как Путин с момента своего прихода к власти взял под контроль все основные газеты и телеканалы. Между тем, Кремль выборочно заблокировал некоторые веб-сайты, сделав поиск объективных российских новостей весьма запутанным. Смешение дезинформации и теорий заговора заставляет любые заключения о мировых событиях казаться сомнительными и спорными.