Жак Сапир: Разочарование в политике еврозоны в Греции и презрение к демократии

Версия для печати
0
0
0

Авторитетный французский экономист и главный редактор независимого портала Comite Valmy Жак Сапир объяснил в интервью Le Figaro причины отставки Алексиса Ципраса, ставшего заложником собственного идеологического решения остаться в еврозоне и шантажа Еврогруппы.

Выплаты Греции ЕЦБ (осуществленные в четверг в размере 3,46 млрд.евро) были запланированы и в них нет ничего удивительного [связи с утверждением третьего пятилетнего плана экономической помощи Греции]. Однако причин для оптимизма тоже нет. Так называемая помощь Греции представляет собой план поддержания платежеспособности страны в краткосрочной перспективе в обмен на по-настоящему драконовские условия. Все это позволит Афинам расплатиться с кредиторами. Но ни о каком выходе из кризиса говорить не приходится. Более того, этот план только углубит кризис и станет основой невероятного расхищения активов греческого правительства рядом компаний (прежде всего, немецких). Греция вновь окажется в депрессии по результатам третьего и особенно четвертого кварталов. Эта депрессия, которую вызывает так называемый план помощи, продолжится в 2016 году и даже дальше. Таковы факты. Утверждать обратное, значит, лгать самому себе и другим. В таких условиях говорить о восстановлении платежеспособности Греции, по меньшей мере, нереалистично. По сути, Греция сможет расплатиться по долгам, но с помощью нового займа. В экономике это называется «финансовой пирамидой Понци». Нечто подобное было в 1990-х годах в России и странах бывшего соцлагеря.

Этот план осудили все разбирающиеся в ситуации в Греции экономисты и даже Международный валютный фонд. МФВ, кстати, не собирается участвовать в нем, если не будет достигнуто договоренности о списании хотя бы 35% греческого долга. Но без МВФ нельзя будет задействовать европейский механизм солидарности, чтобы найти часть средств. Давайте разберемся с практически единогласным осуждением плана экономистами. Касательно макроэкономики, он ведет к существенному сокращению внутреннего спроса и дестабилизации общества из-за подрыва механизмов обеспечения связи поколений, которым пока что удавалось смягчить социальный кризис. К этому и сводится суть противостояния между греческим правительством и его кредиторами по вопросу пенсий. Учитывая невысокие размеры пособий по безработице, части населения удается выжить лишь благодаря помощи родителей. Таким образом, резкое сокращение пенсий ударит не только по пенсионерам, но и всем остальным слоям населения.

Что касается структурных реформ, объявленные приватизации не дадут никаких положительных результатов. Все сводится к тому, что иностранные компании получают возможность за гроши скупить государственные предприятия. Это видно по приватизации самых рентабельных региональных аэропортов Греции немецкой компанией, которая, кстати, принадлежит правительству Германии. А те самые европейские власти, которые обычно так пристально следят за возможным конфликтом интересов, на этот раз предпочли закрыть на все глаза... Приватизации имели бы смысл только при наличии четких обязательств иностранных предприятий по инвестициям в Грецию, то есть обеспечению притока свежих денег в греческую экономику. Об этом речи не идет, а третий меморандум, по сути, погубил зародыш серьезной приватизационной политики, которую начало разрабатывать греческое правительство.

Если подвести итог, «план» ведет к спаду доходов греческих семей и внутреннего спроса, никак не способствует инвестициям в Грецию и будет лишь подпитывать коррупционные структуры, которые в свое время критиковал министр финансов Янис Варуфакис. Причем все это в стране, где уже пять лет сохраняется депрессия в экономике, безработица перевалила за 28%, а объемы производственных инвестиций покатились вниз. Наверное, могло бы быть и хуже, но, за исключением ядерной бомбардировки Афин, это сложно представить.

Отставка Ципраса — логичный шаг. Правительство лишилось большинства и может провести навязанные еврозоной меры только при поддержке голосов оппозиции. Кроме того, Ципрас понимает, что его рейтинги сейчас все равно выше, чем у правых, а левоцентристы полностью себя дискредитировали. Ципрас боится лишь резкого усиления влияния левого крыла СИРИЗА. К тому же, 21 августа 25 депутатов СИРИЗА откололись от партии и создали собственное движение «Народное единство».

В таких условиях для Ципраса было вполне логично ускорить проведение досрочных выборов. Он надеется вновь получить большинство, а в греческой системе партия-победитель автоматически получает дополнительные 50 мест из 300 имеющихся в парламенте. Опасность для Ципраса представляют не правые из «Новой демократии» (они очень сильно дискредитировали себя), а отделившаяся от СИРИЗА новая партия. Если у нее получится набрать хотя бы 5-6%, что уже стало бы подвигом для только что возникшего движения, СИРИЗА сможет получить 25-26% плюс «бонусные» 50 мест и заручиться поддержкой одной из выступающих за меморандум партий. Но если «Народное единство» сможет подняться на волне «нет» референдума 5 июля (61%) и завоевать более 10% голосов, это сильно осложнит ситуацию. Особенно на фоне ожидаемого усиления ультраправых из «Хриси авги», которые играют на провале Ципраса и кризисе с наводнившими Грецию в июле и августе беженцами.

Отставка Ципраса — это политический ход, а не признание поражения или безумный поступок. Все объясняется гонкой между Ципрасом и оппозиционерами. Ципрас рассчитывает, что его популярность позволит ему продержаться до 20 сентября в противостоянии с левыми. Но это всего лишь расчет. Решение остается за греческим электоратом.

Ципраса явно постиг стратегический провал в противостоянии с кредиторами и Еврогруппой. В результате Ципрас сам загнал себя в позицию непростого выбора между плохим соглашением и разрывом отношений. Причем тут не обошлось без споров. Из одной популярной сегодня теории следует, что капитуляция 13 июля была прописана в программе СИРИЗА. Тем не менее, ее легко опровергнуть. Сейчас нам известно, что Ципрас и Варуфакис готовились к давлению Еврогруппы на Грецию еще до выборов 25 января. Вся суть разработанного Варуфакисом «плана Б» была в том, чтобы дать греческому правительству свободу для маневра на тот случай, если Еврогруппа и ЕЦБ попытаются задушить Афины, как оно в итоге и вышло. Однако логика «плана Б» подразумевала подготовку к выходу из еврозоны. Ципрас же отказался от этого, причем, по большей части, по идеологическим соображениям. Дело в том, что хотя Варуфакис был за евро при определенных условиях, он прекрасно понимал, что логика «плана Б» могла привести к выходу из еврозоны, и принял ее. С января по июнь позиция Варуфакиса по евро изменилась. Он считает выход Греции из еврозоны злом, но меньшим злом по сравнению с принятием договора 13 июля и третьего меморандума.

Стратегическая ошибка была допущена, и капитуляция 13 июля лишь стала ее прямым следствием. С тактической точки зрения, Варуфакис грамотно вел переговоры. Озвученные греческим правительством предложения были вполне осмысленными. Оно не отклоняло все меры экономии, а совершенно оправданно увязывало их с программами по восстановлению роста.

Хотя некоторые представители прессы и рисуют такую картину, переговоры вовсе не сводились к отказу греческого правительства от всех предложенных мер. Как раз наоборот, Ципрас и Варуфакис прекрасно осознавали все проблемы греческого государства, его налоговой системы и огромного веса олигархов в экономике страны. Тем не менее Еврогруппа систематически отвергала любые переговоры, причем в большей степени не по экономическим, а политическим причинам. Тут просматривалось стремление наказать греческое правительство и народ, а также глубокое и откровенное презрение к демократии.