Financial Times: Война с террором Владимира Путина, где-то мы уже это видели

Версия для печати
0
0
0

Обозреватель Financial Times Гидеон Рахман сравнивает нынешнюю кампанию Путина в Сирии с объявленной в свое время президентом Бушем "войной с террором".

Подобно Бушу, Путин решил разместить военнослужащих своей страны на Ближнем Востоке в рамках объявленной войны в с терроризмом. И, также подобно Бушу, российский лидер утверждает, что ведет ее от имени цивилизованного мира, взывая к поддержке мирового сообщества, пишет Рахман.

Но у Кремля, как и у американцев в 2003 году, с формулировками того, кто является террористом, дело обстоит немножко туманно. Критики Буша указывали, что не было никаких доказательств связи Саддама Хусейна с терактами 11 сентября. Таким же образом российские авианалеты в Сирии, которые начались вчера, наносятся, по-видимому, по районам вроде Хомса, которые не подконтрольны джихадистам, отмечает Рахман.

Действия российских военных и речь Путина в ООН создали среди журналистов моду на восхваление Путина как виртуоза международной стратегии. Но если российские военные начнут гибнуть в Сирии, овация может утихнуть, замечает автор.
Сегодня кажется, что Путин перехватил инициативу у Запада и вновь привлек к себе внимание средств массовой информации. Автор статьи напоминает в связи с этим, что свою "войну с террором" Кремль начинает со значительно более слабых позиций, нежели Буш в Ираке.

Россия утверждает, что собирается ограничиться ударами с воздуха, чтобы поддержать сирийскую армию. Зачем же тогда Путину размещать в Сирии двухтысячный военный контингент уже на первой фазе операции?

США и союзники, возможно, не зря пытаются всеми силами избежать полномасштабного военного присутствия на территории Сирии, рассуждает обозреватель Financial Times: Как обнаружил Буш в Ираке, на Ближнем Востоке оказаться втянутым в войну гораздо легче, нежели затем выпутаться из нее.