Эксклюзив. Директор "Немецкого центра евразийских исследований": Обрушат ли избирательные кампании 2017 года карточный домик ЕС?

Версия для печати
0
0
0

Редакция Центра Актуальной Политики побеседовала с директором «Немецкого центра евразийских исследований» Мануэлем Оксенрайтером о грядущих изменениях в политическом ландшафте Европы, будущих взаимоотношениях Брюсселя и европейских государств и НАТО.

- Центр Актуальной Политики: В прошлом году в Австрии имела место долгая избирательная история, которая впервые с момента окончания Второй мировой войны могла привести на пост главы государства лидера консерваторов-евроскептиков Норберта Хофера. Это тенденция наблюдается во всей Европе?

- Мануэль Оксенрайтер: Это так. Не следует забывать о результатах референдума о Брексите в этом контексте. Евроскептицизм превращается в основную оппозиционную силу в различных европейских странах. Во Франции, Нидерландах, Италии и Австрии оппозиция евроскептиков быстро продвигается вперед и в скором времени может оказаться в правительствах этих стран. В Германии партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) намерена стать главной оппозиционной силой против канцлера Ангелы Меркель. В Восточной Европе такие лидеры, как премьер-министр Венгрии Орбан, чрезвычайно популярны из-за их позиции евроскептицизма. Даже традиционный союзник еврократов  - правительство США - сменило сторону с момента прихода Днальда Трампа в Белый дом. Можно открыто говорить, что политическая сущность Европейского Союза никогда не сталкивалась с такой экзистенциальной угрозой как сегодня и в ближайшем будущем.

- Центр Актуальной Политики: Как Вы думаете, как будут складываться предстоящие парламентские выборы в Нидерландах, и каковы политические перспективы Герта Вилдерса?

- Мануэль Оксенрайтер: Партия Герта Вилдерса прямо сейчас лидирует в опросах общественного мнения, а значит является ведущей политической силой в Нидерландах. Его программа очень четко сформулирована против ЕС, против Брюсселя, за сохранение национального суверенитета и за независимость своей страны. Но необходимо посмотреть, насколько Вилдерс способен реализовать собственную программу, особенно, если ему придется войти в коалицию. Даже если его «Партия свободы» (PVV) победит на выборах, это автоматически не означает, что она сформирует правительство. В случае, если «Партия свободы» сформируют новое правительство, то она столкнется с рядом серьезных препятствий: сопротивлением со стороны влиятельного соседа Германии Меркель и майданоподобной деятельность либеральных НПО в стране. Нидерланды могут стать прекрасным окном в будущее, в котором можно увидеть насколько нелегко будет избавиться от ЕС евроскептикам и населению, поддерживающему их.

- Центр Актуальной Политики: Верите ли Вы, что референдум по вопросу о членстве Нидерландов в ЕС состоится?

- Мануэль Оксенрайтер: Такова цель «Партии свободы». Возможность его проведения будет зависеть от ряда условий. Оппозиционные проевропейские силы будут пытаться предотвратить  референдум о «Нексите» всеми средствами.

- Центр Актуальной Политики: Используют ли брюссельские бюрократы Британию как пример, чтобы воспрепятствовать другим странам выход из ЕС?

- Мануэль Оксенрайтер: После референдума о Брексите мы наблюдаем со стороны пробрюссельских лидеров значительное разжигания страха во всем ЕС. Даже термин «наказание» был использован в этом контексте. Но мы не должны игнорировать факт, что Великобритания еще до Брексита обладала рядом специальных соглашений, которые позволяли сохранять некоторую независимость от влияния Брюсселя. И все страшные предсказания «катастрофы после Брексита» не стали реальностью. Но, конечно, официальные лица ЕС имеют непоколебимое желание сделать для англичан Брексит столь болезненным, на сколько это возможно, и тем самым шокировать других европейцев.

- Центр Актуальной Политики: В чем самая большая слабость Европейского союза?

- Мануэль Оксенрайтер: Политико-генетический код этого образования не является «европейским», не основывается на политической воли граждан Европы. В этом проекте нет «европейской идеи» и нет «европейской идентичности», даже если Ангела Меркель и другие ежедневно делают подобные заявления. Брюссельское сверхгосударство является трансатлантическим, а не европейским континентальным проектом. В глазах многих европейцев он превратился в подобие политического Франкенштейна, который негативно сказывается во многих аспектах нашей повседневной жизни, и в то же время проводит антиевропейскую внешнюю политику. Все меньше и меньше европейцев понимают, для чего этот проект существует. В глазах огромного количества европейских граждан ЕС больше заботится о развитии международного финансового сектора, чем о безопасности европейцев.

- Центр Актуальной Политики: Как Вы думаете, Европейский союз сможет выжить?

- Мануэль Оксенрайтер: Я не думаю, что Европейский союз в брюссельском формате выживет в долгосрочной перспективе. Рыба гниет с головы. Брюссельская бюрократия неоднократно продемонстрировала, что не имеет политической воли реорганизовать или трансформировать это объединение. В течение многих лет они не были заинтересованы в каких-либо изменениях. Так как же это образование выживет в таких условиях? Гораздо более важным является вопрос: что придет на смену ЕС? Распадется ли Европа на конкурирующие национальные государства или лидеры евроскептиков окажутся способны и готовы сформировать новый «по-настоящему европейский» союз свободных народов и создать новый геополитический полюс? Это может стать главным вопросом сегодня: мы все знаем, что не хотим. Но все ли мы знаем, что хотим, чтобы будет после? И все ли мы согласны с этим? Евроскептиками потребуется четкий план.

- Центр Актуальной Политики: Получается, ЕС  - карточный домик?

- Мануэль Оксенрайтер: Абсолютно так. Время идет, но ЕС не оставит политическую сцену добровольного, он просто развалится мирным путем. Еврократы и выгодоприобретатели от существования ЕС будут бороться до конца.

- Центр Актуальной Политики: Обратим взгляд на другие выборы: в апреле наступит черед Франции. За что голосует Франция?

- Мануэль Оксенрайтер: Хотелось бы надеяться, что за Марин Ле Пен.

- Центр Актуальной Политики: У кого более высокие шансы на победу? У Фийона или Ле Пен? Или молодого французского социалиста?

- Мануэль Оксенрайтер: Фийона постигли проблемы из-за коррупционного скандала, кандидат от социалистов Амон имеет массу нерешенных вопросов, таких, как либеральные позиций по отношению к массовой миграции, а также бремя непопулярности действующего президента Олланда. Марин Ле Пен очень популярна, но это не гарантирует ей победы на выборах, если остальные кандидаты объединят силы во втором туре, чтобы предотвратить приход к власти председателя Национального фронта. Но в долгосрочной перспективе политика блокады лидеров и выборных лиц от евроскептиков  перестанет работать.

- Центр Актуальной Политики: Если Марин Ле Пен будет избрана, это станет последним гвоздем в гроб европейского проекта?

- Мануэль Оксенрайтер: Суть в том, что ЕС способен существовать до тех пор, пока Германия выступает в качестве его  «электростанции». Президент Франции Ле Пен принесет много неприятностей Брюсселю, но она не сможет упразднить ЕС до тех пор, немецкое руководство поддерживает Брюссель. Но мы определенно не хотим наблюдать политическое соперничество между Парижем (Ле Пен) и Берлином (Меркель), которое будет напомнить старые времена франко-германской «Erbfeindschaft» (традиционной вражды).

- Центр Актуальной Политики: В сентябре выборы пройдут в Германии. Кто претендует на роль сильного оппонента канцлера Ангелы Меркель?

- Мануэль Оксенрайтер: За годы своей власти Меркель с успехом удалось устранить конкуренцию в ее собственном политическом лагере и не дать развернуться своим противникам из других политических партий. Когда она входила в коалицию, ее партнер по коалиции всегда нес огромные потери на следующих выборах. Социал-демократы выдвинули Мартина Шульца, который был президентом Европейского парламента с 2012 по 2017 гг. Некоторые критики утверждают, что этой номинацией СДПГ уже признало свое поражение и что им следует сэкономить деньги вместо того, чтобы вкладывать их в избирательную кампанию. Но Шульц может сформировать – в случае, если СДПГ окажутся не так уж и слабы, а «Зеленые» и ЛПГ («Левая партия Германии») достаточно сильны – лево-зеленое правительство, хотя сегодня это выглядит крайне маловероятным. Иностранные наблюдатели не видят никаких реальных перемен, которые могло бы принести такое правительство: почти по всем важным политическим вопросам СДПГ, «Зеленые» и ХДС приходят к согласию. Скорее всего, такой харизматичный и умный левый политик, как Сара Вагенкнехт, не будет играть какую-либо роль в правительстве, возглавляемом Шульцом. «Альтернатива для Германии» с их лидером Фрауке Петри, безусловно, сыграет заметную роль в следующем составе Бундестага, но не смогут сформировать правительство.

- Центр Актуальной Политики: Ангела Меркель баллотируется на четвертый срок на посту канцлера – встретит ли она сопротивление в немецком обществе?

- Мануэль Оксенрайтер: В этом году нам предстоит увидеть одну из самых поляризованных и, возможно, жестких избирательных кампаний в Германии. Критики Меркель в особенности сталкиваются с большим давлением, так как ее правительство в рамках европейской кампании по борьбе с т.н. «поддельными новостями» применяет различные «идеи» для того, чтобы было удобнее заглушать «неправильные мнения». Правительство и традиционная оппозиция готовы на все ради ослабления «Альтернативы для Германии» - единственной политической силы с четкой и прямой антимеркелевской программой. Все остальные партии, в том числе политики из ЛПГ, посылают сигналы о своей готовности поддержать Меркель против «Альтернативы для Германии».

- Центр Актуальной Политики: В прошлом году «Альтернатива для Германии» добилась успеха на региональных выборах. Какие ожидания у партии в связи с предстоящими выборами в Бундсетаг?

- Мануэль Оксенрайтер: «Альтернатива для Германии» может рассчитывать примерно на 15%-20% голосов. На прошлых выборах в 2013 г. они получили 4,7% голосов.

- Центр Актуальной Политики: Рассматривает ли Ангела Меркель «Альтернативу для Германии» в качестве своего противника?

- Мануэль Оксенрайтер: Политика Меркель по содействию незаконной массовой миграции, ее лояльная позиция в отношении Брюсселя и евро, и стремление разжечь антироссийские страхи в обществе действительно выгодны «Альтернативе для Германии».

- Центр Актуальной Политики: В разгар всех этих кризисов в Европе по другую сторону Атлантики был избран Дональд Трамп. Как вы оцениваете его?

- Мануэль Оксенрайтер: Кроме положительного т.н. «эффекта Трампа» в Европе, который придает силы евроскептиками, он дает хороший пример того, что нужно сделать и чего следует ожидать Европе: ожесточенных уличных протестов в стиле Майдана и консолидированной оппозиции либеральных элит. Но начало президентства Трампа учит нас и кое-чему еще: нам нужна организованная экспертная структура и твердый план на будущее. Многим наблюдателям первые дни президента Трампа кажутся несколько хаотичными. И очевидно, что некоторые элементы старой элиты по-прежнему активны во влиятельных кругах Вашингтона.

- Центр Актуальной Политики: Отношения с Россией можно было бы охарактеризовать как серьезную проблему для новой американской администрации и для Европы. Некоторые европейские лидеры заявили, что они хотят сохранить санкции против Москвы. Каково будущее санкций ЕС в отношении России после прихода Дональда Трампа к власти?

- Мануэль Оксенрайтер: Либеральные СМИ в США и Европе уже сегодня называют Ангелу Меркель последним «знаменосцем Запада» из-за ее открытой оппозиции против Трампа, и в особенности из-за его заявлений о необходимости улучшения американо-российских отношений. Ироническая правда заключается в том, что политический и культурный центр трансатлантизма переехал из Вашингтона в Берлин. Меркель выступает за санкции против России, партийные функционеры ХДС и депутаты называют Путина «диктатором» и «поджигателем войны». Берлин будет делать все, чтобы не допустить отмены антироссийские санкции.

- Центр Актуальной Политики: Поспособствует ли избрание Трампа возрождению диалога между Россией и Европой?

- Мануэль Оксенрайтер: Такая возможность представится всем тем европейским странам, которые окажутся достаточно смелыми, чтобы отказаться от политического курса Брюсселя и Берлина.

- Центр Актуальной Политики: На ваш взгляд, сегодня, в 2017 году, мир стал более или менее безопасным местом, чем десять лет назад?

- Мануэль Оксенрайтер: Об этом нужно не у меня спрашивать, спросите у жителей Северной Африки, Сирии и Донбасса. Также спросите у людей в Париже, Марселе, Стамбуле, Берлине или Брюсселе. Я уверен, что все они ответят однозначно.

- Центр Актуальной Политики: Какие реформы ожидают в один из полюсов безопасности - НАТО - в ближайшие годы, отразят ли они изменение политической атмосферы?

- Мануэль Оксенрайтер: НАТО следовало распустить еще в начале 1990 гг., но вместо этого бывший западный оборонительный союз мутировал в военную машину, предназначенную не для защиты своих государств-членов, но для проведения агрессивной политики в виде масштабных вторжений по всему миру. Несмотря на мутацию, НАТО по-прежнему придерживается принципов своего первого генерального секретаря лорда Исмея. В начале 1950 гг. он заявил, что цель альянса состоит в том, чтобы «держать русских вне Европы, американцев - в Европе, а немцев - под контролем Европы». Мы можем сказать, что до сегодняшнего дня ничего не изменилось. Будучи немцем, абсолютно нелепо видеть, как немецкое политическое руководство, включая большую часть традиционной оппозиции в Бундестаге, являются самыми преданными сторонниками НАТО. Реформы и развитие альянса НАТО за последние 25 лет были не в пользу глобальной безопасности. Но сегодня с президентом Дональдом Трампом в Вашингтоне все может измениться. Он уже выразил свое отсутствие интереса к НАТО. Может быть, мы станем свидетелями неожиданных изменений в альянсе уже в ближайшее время. Надежда умирает последней.

Интервью подготовлено и переведено
редакцией Центра Актуальной Политики

***

- Last year, Austria has a long election story. It could put a conservative eurosceptic leader (Norbert Hofer) in leadership for the first time since the Second World War. Was it a taste of things to come in Europe?

It is. We shouldn´t forget the Brexit-referendum as well in this context. Euroscepticism raised to the main oppositional power in different European countries. In France, Netherlands, Italy and Austria they are advancing fast, they could be soon in the governments of these countries. In Germany the “Alternative für Deutschland” party is about to become the most important oppositional force against chancellor Angela Merkel. In Eastern Europe leaders such as the Hungarian prime minister Victor Orban are extremely popular – because of their Eurosceptic positions. Even the traditional ally of the Eurocratic elites – the US government – changed the sides since Donald Trump took over the White House. We can say: The political entity “European Union” never faced such an existential threat as now and in near future.

- How do you think the coming parliamentary elections in the Netherlands will shape up and what are Geert Wilders' political prospects?

Geert Wilders´ party is right now in the opinion polls the leading political force in Netherlands. His program is very clearly anti-EU, anti-Brussels, pro-sovereignty and pro-independence of his country. But we have to see how much he is able to realize, especially if he has to go into a coalition. And even if his Party for Freedom (PVV) wins the elections as strongest party it is not said that they will form automatically the government. The PVV – in case they form the next government - will also face other obstacles: The total opposition of Netherland´s neighbor Merkel-Germany and Maidan-like activities of liberal NGOs in his country. Netherlands can be a good mirror into the future how difficult the battle to get rid of the EU will be for the Eurosceptics and the population supporting them.

- Do you believe the Dutch EU membership referendum will take place?

That is the aim of the PVV. If they can conduct it will depend on several conditions. The oppositional pro-EU forces will try to prevent such a “Nexit”-referendum by all means.

- Will the UK be used by the eurobureacracy in Brussels as an example to discourage other countries who might be thinking of leaving the EU?

Since the Brexit referendum we witnessed a lot of fear mongering by the pro-Brussels leaders in the whole EU. Even the term “punishment” was used in that context. But we shouldn´t ignore the fact that especially the UK had already before the Brexit a lot of special agreements to keep some independence from Brussels´ influence. And all the negative fearful predictions of “that will happen right after the Brexit referendum” didn´t become true. But of course the EU-officials and burocrats have the iron will to make the Brexit for the British as painful as possible – also to shock the other Europeans.

- What is the European Union’s biggest weakness?

That the political-genetic code of this entity is neither “European” nor bases on the political will of the European citizens. There is no “European idea” and no “European identity” included in this project, even if Angela Merkel and others may say so on daily base.  The Brussel´s super state is a transatlanticist project, but not a genuine European continental one. It is in the eyes of many Europeans a type of political Frankenstein monster which interferes in many aspects of our daily lives and at the same time conducts an anti-European foreign politics. Less and less Europeans understand what for this entity exists. In the eyes of a huge amount the citizens of Europe the EU cares more about the positive development of the international financial sector than about the safety of the Europeans.

- How do you think the European Union can survive?

I don´t think that the Brussel´s EU will survive in long term. The rot starts always at the top. The Brussels´ burocracy has shown many times that they don´t have the political will to re- or transform this entity. For many years they were not interested in any changes. So how should this entity survive under such circumstances? The much more challenging question is: What comes after EU? Will Europe disintegrate in competing nation states or will the Eurosceptic leaders be able and willing to form a new “really European” alliance of free nations and create a geopolitical pole? That might be the main question today: We all know what we don´t want. But do we all know what we want after? And do we all agree in that? Eurosceptics will need a solid plan for that.

- So EU is really a house of cards?

Absolutely yes. The time is running. But the EU will not leave the political stage voluntary and simply collapse in a peaceful way. The EU burocrats and those who benefit by the existence of the EU will fight until the bitter end. 

- Turning now to the other elections: in April, it will be France’s turn. What is France voting for?

Hopefully for Marine Le Pen.

- Who has the best chances? Mr Fillon or Ms Le Pen? Or a French socialist?

Fillon is in trouble because of his corruption scandal(s), the socialist candidate Hamon has many problems such as his liberal positions towards mass migration and the burden of the unpopular recent president Hollande. Marine Le Pen is very popular, but also this is not a guarantee for winning elections if all the other candidates unite their forces at the end to prevent a Front National president. But in long term the blockade policy against Eurosceptic leaders and politicians won´t work out.

- If Marine Le Pen is elected, will that be the final nail in the coffin for the European project? Can the EU survive if she becomes president?

In a nutshell: The EU can survive as long Germany serves as its “power plant”. A French president Marine Le Pen would bring lots of trouble for Brussels, but she wouldn´t be able to abolish the EU as long the German leadership is in support of Brussels. But we would definitely witness political rivalries between Paris (Le Pen) and Berlin (Merkel) which will remind some historians to the old times of French-German “Erbfeindschaft” (traditional enmity).

- In September, elections will be held in Germany. Who can be an effective opponent of Chancellor Angela Merkel?

Merkel managed within her years of governance effectively to erase competition in her own political camp and to keep the opponents of the other political camps small. When she went into a coalition her coalition partner always suffered huge losses in the next elections. The Social Democrats nominated Martin Schulz who was the President of the European Parliament from 2012 to 2017. Some critics say that by this nomination the SPD party admitted already their loss and that they should spare the money instead of investing it in an election campaign. But Schulz could form – in case the SPD isn´t too weak and the Greens and Die Linke are strong enough – a left-green government although it seems today very unlikely. But especially foreign observers wouldn´t see real changes in such a new government: In almost all decisive political fields SPD, Greens and CDU agree. Most probably a charismatic and smart left politician Sahra Wagenknecht wouldn´t play a real role in such a Schulz-led government. The AfD with their leader Frauke Petry will definitely play an important role in the next Bundestag (national parliament), but won´t form a government.

- Angela Merkel is running for a fourth term as Chancellor  - will she meet resistance in German society?

We are going to face one of the most polarizing and maybe even violent election campaigns in Germany this year. Especially Merkel critics face a lot of pressure, the Merkel government realizes many “ideas” to oppress “wrong opinions” in the framework of the European so-called anti-“fake news” campaign. The government and the established opposition are ready to do anything to weaken the AfD party – the only political force with a very clear and straight anti-Merkel-program. All the other parties – including politicians from Die Linke – gave signals that they are ready to support Merkel against the AfD.

- AfD made gains in regional elections last year. What expectations are held for the coming parliamentary elections?

The AfD can expect around 15 to 20 percent of the votes. In the last elections in 2013 they gained 4,7 percent.

- Does Angela Merkel see AfD as an adversary?

Merkel´s politics of promoting illegal mass migration, her loyal stance towards Brussel´s, the Euro currency and her fear mongering against Russia is indeed grist to the mill for the AfD.

- In the middle of all these European crises, we have the election of Donald Trump. How do you evaluate him?

Beside the positive, so-called “Trump effect” in Europe which supports the Eurosceptic forces he gives a good example about what to be done and what to expect in Europe: Violent street protests conducted in Maidan-style and total opposition by the liberal elites. But the start of Trump´s presidency teaches us something else: We need a network of experts and a solid plan for the future. President Trump seems especially in the first days a bit chaotic to many observers. And obviously some elements of the old elite are still active in influential Washington circles.

- Relations with Russia could be described as a significant challenge  for the new American administration and for Europe. Some European leaders have said they want to maintain sanctions against Moscow. What is the future of EU sanctions against Russia following Donald Trump's ascent to power?

Liberal media in US and Europe celebrates already today Angela Merkel as the last “torchbearer of the West” because of her open opposition against Trump – also and especially because of his announcements to better the US-Russian relations. The ironical truth is: The political and cultural center of transatlancism moved from Washington to Berlin. Merkel is in favor for sanctions against Russia, CDU party functionaries and MPs call Putin “dictator” and “war monger”. Berlin will do anything to prevent the EU to liften the anti-Russian sanctions.

- Will Trump's election provide new opportunities to revive full-scale dialogue between Russia and Europe?

For all those European countries which are courageous enough to leave the political line of Brussels of Berlin indeed.

- Do you think that the world is more or less safe place today in 2017 than ten years ago?

Don´t ask me, ask the people of North Africa, Syria and Donbass. Also ask the people in Paris, Marseille, Istanbul, Berlin or Brussels. I am sure they all will have a very correct answer.

- What reforms await NATO in the coming years and how will they reflect the changing political atmosphere in the West?

NATO should have been abolished in the early 1990s. But instead of that the former Western defense alliance mutated into a military machine not anymore protecting its member states but conducting an aggressive politics of world wide interventions. Also after the mutation NATO stays with the principles of its first General Secretary, Lord Ismay. He said in the early 1950s the purpose of the alliance was “to keep the Russians out, the Americans in, and the Germans down”. We can say: Nothing changed until today. As a German it is totally ridiculous to realize that especially the German political leadership including huge parts of the established Bundestag opposition are the most dedicated cheer leaders of NATO. The reforms and developments of the NATO alliance of the last 25 years were all not in favor of global security. But with President Donald Trump in Washington times could change now. He expressed already his lack of interest in NATO. Maybe we will have surprising changes soon in that alliance. Hope dies last.

Editorial office The Actual Politics Center
2 февраля 2017 года