Виктор Олевич: Позиция европейских стран по отношению к России напрямую связана с вопросом об их суверенитете

Версия для печати
0
0
0

Free West Media: Г-н Олевич, новый министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль недавно посетил Литву, где подверг критике «российское наращивание военного присутствия»вблизи стран Балтии. Он назвал присутствие там российских войск «иррациональным». Так почему же вы, русские, делаете такие «иррациональные» вещи?

Виктор Олевич: Называть присутствие российских сил на российской земле «иррациональным» само по себе является иррациональным и проблематичным. Нужно лишь взглянуть на карту, чтобы увидеть, что российские войска не развернуты на Рио-Гранде или на Рейне. Они размещены на российской земле. В то же время,, американские силы, дислоцированы по всему европейскому континенту и концентрируются вдоль западных границ России.

- НАТО концентрирует войска на восточной границе Европы, в то же время волна русофобии проносится по всем традиционным европейским СМИ. Россию, Владимира Путина и российских «троллей» в социальных сетях называют новыми старыми врагами «свободной Европы». Что, по вашему мнению, стоит за антироссийскими настроениями?

Распад Организации Варшавского договора и Советского Союза в 1989-1991 годах, по сути, лишили НАТО смысла существования и вынудили альянс заняться перманентным поиском объединяющей миссии. Два десятилетия спустя, Вашингтон пытается возродить и заменить призрак советской угрозы в форме новой угрозы со стороны России. Воскрешая менталитет времен холодной войны, Соединенные Штаты позиционируют себя как единственную силу, готовую и способную спасти Европу от воображаемого российского натиска. Главные цели этой стратегии – укрепить блок НАТО во время острого внутриполитического, экономического и социального кризиса и обеспечить американское доминирование на континенте  на долгие годы.

- Кроме того, в настоящий момент отсутствует перспектива отмены санкционного режима Запада в отношении России. Но каков реальный эффект антироссийских санкций?

Режим санкций против России преследовал несколько основных целей. Во-первых, он был направлен ​​на ограничение экономического потенциала России, нацелен на ее промышленный, энергетический и банковский секторы. Западные стратеги полагали, что санкции сорвут перевооружение российских вооруженных сил и сделают Москву менее конкурентоспособной на международном рынке торговли оружием, тем самым увеличивая прибыль для американского военно-промышленного комплекса. Во-вторых, ожидалось, что санкции вызовут усиление политической дестабилизации в России, спровоцируют раскол внутри политической элиты и повысят социальную напряженность в стране. В-третьих, режим санкций, навязанный Вашингтоном европейским столицам, был направлен на отрицательное воздействие на экономические условия на континенте и усиление зависимости Европы от Вашингтона.

Вместо этого в ответ на санкции Россия переориентировала свои экономические отношения на более глубокое взаимодействие с партнерами на Востоке, расширив свое сотрудничество с азиатскими и другими игроками. Введенные Россией встречные санкции привели к полномасштабному возрождению сельскохозяйственного сектора России. Российский банковский и энергетический сектор успешно адаптировались к новым экономическим условиям, равно как и российская военная промышленность. Попытка спровоцировать раскол в российском обществе обернулась обратным. Столкнувшись  с агрессивным политическим и режимом экономических санкций со стороны Запада, русские объединились, чтобы противостоять давлению со стороны иностранных государств. Однако, к сожалению, Вашингтон смог частично достичь своей цели - нанести ущерб европейской экономике.

- Воспринимаете ли Вы коктейль из военных учений в Восточной Европе, экономических санкций и растущую пропаганду против России в качестве угрозы?

Российское политическое и военное руководство учитывает весь спектр действий своих западных партнеров при выработке политической реакции. Усиление военной активности НАТО на российских границах и распространение грубой антироссийской пропаганды не остаются незамеченными.

- Являются ли эти военные игры опасными для Европы и России?

Возросшая военная активность вблизи российских границ опасна и контрпродуктивна. Постоянные военные учения, в которых участвуют войска из разных контингентов НАТО, увеличивают шансы на провокации и непреднамеренные последствия. От этой напряженности не могут выиграть ни Европа, ни Россия.

- Является ли украинский конфликт «опосредованной войной» между Западом и Россией?

Гражданская война на востоке Украины была спровоцирована поддержанным Западом государственным переворотом в Киеве в феврале 2014 года, в результате которого был свержен законно избранный президент и установлен радикальный русофобский режим, который отвечает интересам не столько украинского народа, сколько его друзей по ту сторону океана. Новый режим был глубоко враждебен русскому и русскоязычному украинскому населению, составляющему большинство в восточных и южных регионах страны. С согласия Вашингтона Киев решил использовать грубую военную силу, чтобы подавить попытку жителей Донбасса защитить свои права. Воздушные удары, артиллерийские и ракетные обстрелы гражданских объектов привели к гибели и ранению тысяч людей на Донбассе. Вашингтон надеялся, что бесстыдные нападения его киевского сателлита на собственных русскоязычных граждан спровоцируют Россию на вступление в войну, но просчитался. Европа оказалась затянута в гуманитарную трясину на своих границах.

- Кто мог бы выиграть от военной конфронтации в Европе?

В 1941 году американский сенатор и будущий президент Гарри Трумэн отметил: «Если мы видим, что Германия побеждает, мы должны помочь России, а если Россия побеждает, мы должны помочь Германии, и таким образом позволить им убить столь много, насколько это возможно». Это классический американский внешнеполитический подход, обеспечивающий доминирование США в Европе, и он столь же актуален сегодня, как и семь десятилетий назад. Сегодня, Вашингтон по сути заставляет Европу вступить в ненужное и дорогостоящее политическое и экономическое противостояние, с Соединенными Штатами в качестве единственного бенефициара.

- Как вы рассматриваете заявления западных лидеров на Мюнхенской конференции по безопасности?

Отношения на ежегодной Мюнхенской конференции по вопросам безопасности сильно изменились с годами. В 2007 году заявление президента Владимира Путина, оспаривающее господство однополярного Pax Americana, вызвало шок на всей территории Запада. После введения политических и экономических санкций против Москвы российские официальные лица столкнулись с откровенно враждебным приемом на конференции. Однако на последней конференции в Мюнхене аудитория слушала российских гостей внимательно и относилась к ним с уважением. Это отражает глубокие изменения роли Соединенных Штатов и России в мировых процессах. В 2007 году большая часть западной элиты все еще была очарована концепцией «Конца истории и последнего человека», считая, что американский либеральный мировой порядок является вечным. В 2014 году западные чиновники уже поняли, что история еще не закончилась, но все же были уверены, что Россия быстро притихнет под давлением. Сегодня западный внешнеполитический истеблишмент осознает, что без участия Москвы невозможно разрешить крупные международные споры и кризисы, признавая Россию одним из самых важных игроков в мировой политике.

- Считаете ли вы, что американская позиция по отношению к России изменится с приходом президента Трампа?

- Дональд Трамп столкнулся с широкой оппозиции к своей внешней и внутренней политике: от разведывательного сообщества США, Демократического и Республиканского партийного истеблишмента, государственную  бюрократию, до транснациональных корпораций. Действия, предпринятые его оппонентами, чтобы спровоцировать новую волну маккартизма в Соединенных Штатах и ​​по всей Европе, фактически свернули любые попытки нормализации отношений между Вашингтоном и Москвой в ближайшем будущем. Однако политическая дестабилизация и борьба в Вашингтоне уже привели к менее скоординированной линии в Госдепартаменте  и американском внешнеполитическом истеблишменте в целом. Чем дольше будет длиться борьба в Соединенных Штатах, тем больше возможностей для маневра Россия и Европа будут иметь в своих отношениях.

- Если американцы изменят свою политику в отношении России, что это может означать для Европы?

- Приоритетом для европейцев является изменение американской политики в отношении Европы. В течение десятилетий после окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты осуществляли политический и экономический контроль над Западной Европой. С окончанием холодной войны доминирование Вашингтона распространилось и на Восточную Европу. Суверенные европейские государства, не подверженные вмешательству извне, смогут сами выбрать для себя, какой внешней политики придерживаться, с какими странами следует торговать и к каким союзам присоединиться. Суверенитет европейских стран является ключом к улучшению отношений между Москвой и европейскими столицами, потому что нет никаких естественных причин для конфронтации между ними. Дух конфронтации с Россией прививается Европе Соединенными Штатами вопреки интересам европейских народов.

- Германия во главе с канцлером Ангелой Меркель играет решающую роль на антироссийском фронте в Европе. Как вы думаете, почему Германия так важна для политики НАТО против Москвы?

- Во-первых, Германия сегодня является экономическим мотором Европейского союза и, следовательно, должна играть ключевую роль в европейской стратегии Вашингтона. Во-вторых, после окончания Второй мировой войны Германия функционирует в рамках концепции ограниченного суверенитета под надзором США. Американские военные базы расположены по всей стране и не могут быть ликвидированы немецким правительством.Канцлер Германии и другие правительственные чиновники прослушиваются американскими спецслужбами и не могут сделать ничего, чтобы пресечь их деятельность в стране, а сотрудники американской разведки чувствуют себя во Франкфурте столь же вольготно, как если бы это был Лэнгли в штате Вирджиния. Поэтому Германия – это надежная страна для Вашингтона, на которую можно положиться, потому что она жестко контролируется. В-третьих, Вашингтон традиционно предоставляет мини-сферу влияния в региональном измерении для некоторых из своих самых значимых союзников. У Германии есть своя собственная сфера влияния в Восточной и Центральной Европе, и она чувствует себя обязанной Вашингтону за предоставление ей существенных прав. До тех пор, пока Берлин остается в сфере влияния Вашингтона, он будет вынужден идти по пути, намеченному американским внешнеполитическим истеблишментом, даже если этот путь идет вразрез с интересами немецкого народа.

- Что произойдет, если Германия выйдет из антироссийского фронта и будет искать взаимопонимания с Москвой?

- Для Германии выход из-под зонтика США представляет собой вопрос утверждения собственного суверенитета. Суверенная Германия могла бы свободно строить свои отношения с Москвой и другими мировыми столицами, исходя из интересов немецкого народа, а не из желаний заокеанских друзей. В отличие от Соединенных Штатов, Россия не размещает военные базы на территории Германии и не стремится контролировать политический процесс в Берлине. Отношения между Россией и суверенной Германией могли бы строиться на взаимном доверии и взаимопонимании.

- Грядущие выборы в Европе могут повлиять на позицию России. Каковы ваши ожидания?

- Для европейских избирателей основными проблемами на предстоящих выборах являются экономическая стабильность и кризис в еврозоне, неконтролируемый миграционный  кризис и связанные с ним волны преступности и терроризма, охватившие весь континент, кризис доверия к системе ЕС в целом. Когда граждане Германии, Франции и других европейских стран придут на выборы, отношения с Россией, естественно, не будут их первой мыслью. Но позиция Европы по отношению к России напрямую связана с вопросом о суверенитете и самостоятельном принятии решений. Если европейские избиратели выберут лидеров, которые выведут свои страны из-под контроля США и утвердят суверенный контроль над внутренней  и внешней политикой, тогда отношения с Москвой будут нормализованы, а конфронтация, спровоцированная Вашингтоном в Европе, закончится. Мы живем во времена, когда то, что хорошо для Европы, также хорошо для России.

***

Mr. Olevich, the new German foreign minister Sigmar Gabriel recently visited Lithuania where he criticized the “Russian military build up” close to the Baltic states. He called the presence of Russian troops there “irrational”. So – why are you Russians do such “irrational” stuff?

Calling the presence of Russian forces on Russian soil “irrational” is in and of itself irrational and problematic. One needs to take only a scant look at the map to see that Russian troops are not deployed on the Rio Grande or on the Rhine. They are stationed on Russian soil. American forces, on the other hand, are spread across the European continent and are amassing along Russia’s western borders.

NATO is concentrating troops at the Eastern Border of Europe, at the same time a wave of Russophobia sloshing through whole European mainstream media. Russia, Vladimir Putin and the Russian “trolls” in social media are identified as the new old enemy of “free Europe”. What is behind the anti-Russian sentiment in your opinion?

The disintegration of the Warsaw Pact and the dissolution of the Soviet Union in 1989-1991 essentially deprived NATO of its raison d’etre and left the alliance in a permanent search for a unifying mission.  Two decades later, Washington is attempting to revive and replace the spectre of the defunct Soviet threat in the form of a new threat from Russia.  Reverting back to a Cold War mentality, the United States is positioning itself as the only power ready and able to save Europe from a supposed Russian onslaught. The main goals of this strategy are keeping the NATO bloc unified as Europe faces a severe internal political, economic and social crisis, and ensuring American dominance over the continent for years to come.

In addition there is right now no perspective that the sanctions regime of the West against Russia would be lifted in near future. But what is the real effect of the anti-Russian sanctions on Russia?

The sanctions regime against Russia had several major goals. Firstly, it was aimed at curtailing Russia’s economic potential by targeting its industrial, energy and banking sectors.  Western planners believed that the sanctions would derail the rearmament of the Russian armed forces and make Moscow less competitive on the international arms trade market, thus increasing profits for the American military industrial complex.  Secondly, the sanctions were expected to provoke increased political destabilization to Russia, creating fractures within the political elite and raising social tensions in the country.  Thirdly, the sanctions regime forced on the European capitals by Washington was designed to negatively impact economic conditions on the continent and increase Europe’s dependence on Washington. 

Instead, in response to the sanctions, Russia has refocused its economic relations towards the East, increasing its cooperation with Asian and other players. The counter-sanctions introduced by Russia have led to a full-blown revival of the Russian agricultural sector.  The Russian banking and energy sectors have successfully adopted to the new economic conditions, as has the Russian arms industry.  The attempt to provoke rifts within Russian society backfired.  Faced with an aggressive political and economic sanctions regime from the West, Russians united to withstand foreign pressure.  Unfortunately, however, Washington was able to partially achieve its goal of hurting the European economies in the process.

Do you consider the mix of military drills in Eastern Europe, economic sanctions and rising propaganda against Russia as a threat?

Russian political and military leadership takes the entire scope of actions by its Western partners into consideration while developing  its policy responses.  Increased NATO military activity on Russia’s borders and the spread of crude anti-Russian propaganda is not being left unnoticed.

Are these war games dangerous for Europe and Russia?

Increased military activity close to Russia’s borders is both dangerous and counterproductive.  Constant war games that involve troops from different NATO contingents increase the chances of provocations and unintended consequences.  Neither Europe nor Russia benefit from these tensions.

Is the Ukrainian conflict already a “proxy war” between the West and Russia?

The civil war in eastern Ukraine was provoked by a Western-sponsored coup in Kiev in February, 2014 that brought down a legally elected president and installed a radical russophobic regime that answered not to the Ukrainian people, but to its friends across the ocean.  The new regime was deeply antagonistic to the Russian and Russian-speaking Ukrainian population that makes up the majority in eastern and southern regions of the country.  With acquiescence from Washington, Kiev decided to use brute military force to quell an attempt by the residents of Donbass region to stand up for their rights.  Air strikes, artillery barrages and rocket attacks against civilian targets have resulted in thousands of dead and wounded across the region.  Washington hoped that brazen attacks by its satellite regime in Kiev against its own Russian-speaking citizens would provoke Russia into entering the fight, but miscalculated.  Now Europe is left with a humanitarian quagmire on its borders.

Who would benefit from a military confrontation in Europe?

In 1941, the then U.S. senator and future president Harry Truman remarked: “If we see that Germany is winning, we ought to help Russia, and if Russia is winning, we ought to help Germany, and that way let them kill as many as possible”.  This is a classical American foreign policy approach to assure U.S. dominance in Europe, and it is as valid today as it was seven decades ago.  Today, Washington is essentially forcing Europe into an unnecessary and costly political and economic confrontation with the United States as the only beneficiary.

How do you consider the different statements from different Western leaders at the Munich Security Conference?

The attitudes at the annual Munich Security Conference have changed dramatically over the years.  In 2007, President Vladimir Putin’s statement challenging the reigning unipolar Pax Americana sent shock waves throughout the West.  After the introduction of political and economic sanctions against Moscow, Russian officials faced openly hostile reception at the conference.  However, at the last conference in Munich, the audience listened attentively to Russian guests and treated them with respect.  This reflects the deep changes in the roles of the United States and Russia in world affairs.  In 2007, much of the Western elite was still enamored with the “End of History and the Last Man” concept, believing that the American-led liberal world order was permanent.  In 2014, Western officials already realized that history has not ended, but were still sure that Russia would quickly buckle under pressure.  Today, the Western foreign policy establishment realizes that it is impossible to resolve major international disputes and crises without Moscow’s participation, and recognize Russia as one of the most important players in world politics.

Do you think that the American stance towards Russia will change with president Donald Trump?

Donald Trump is facing a wide array of opposition to his foreign and domestic policies from the U.S. intelligence community, the Democratic and Republican party establishment, sections of the permanent government bureaucracy and transnational corporations.  Actions taken by his opponents to provoke a new wave of McCarthyism in the United States and across Europe effectively shut down any attempts at normalization of relations between Washington and Moscow in the near future.  However, political destabilization and infighting in Washington is already resulting in a less coordinated line from Foggy Bottom and the American foreign policy establishment in general.  The longer the infighting in the United States will last, the more room for maneuver Russia and Europe will have in their relations.

What would it mean for Europe if the Americans change their politics towards Russia?

The priority for Europeans is a change in American policy towards Europe.  For decades since the end of the Second World War, the United States has exercised political and economic control over Western Europe, and since the end of the Cold War, Washington’s dominance has spread over Eastern Europe as well.  Sovereign European states, devoid of overseas interference, will be able to choose for themselves what foreign policy to adopt, what countries to trade with, and what alliances to join.  European sovereignty is the key to improving relations between Moscow and the European capitals, because there are no natural reasons for confrontation between them.  The spirit of confrontation with Russia is being hoisted on Europe by the United States against the interests of the people of Europe.

Germany with her chancellor Angela Merkel is playing a decisive role in the anti-Russian front in Europe. Why do you think Germany is so essential for the NATO policy against Moscow?

Firstly, Germany today is the preeminent economic driver in the European Union, and, is thus slated to play a key role in Washington’s European strategy.  Secondly, since the end of World War II, Germany functions within the concept of limited sovereignty under U.S. supervision.  American military bases are spread across the country and cannot be removed by the government in Berlin, the German Chancellor and other government officials are being wiretapped by U.S. intelligence agencies and cannot do anything to curtail their activities in the country, as American intelligence agents feel free to roam through Frankfurt as if it was Langley, Virginia.  So, Germany is a safe country for Washington to rely on, because it is heavily controlled.  Thirdly, Washington traditionally gifts a mini sphere of influence of regional dimensions to some of its most important satellites.  Germany has its own sphere of influence in Eastern and Central Europe and feels obliged to Washington for essentially granting the rights to it. So as long as Berlin will be within Washington’s sphere of influence, it will be obliged to follow the path outlined by the U.S. foreign policy establishment, even if it goes against the interests of the German people.

What would happen if Germany would swift out of the anti-Russian front and would seek for an understanding with Moscow?

For Germany, coming out from under the U.S. umbrella is a question of asserting its sovereignty.  A sovereign Germany would be free to build its relations with Moscow and other world capitals based on the interests of the German people and not on the wishes of friends from across the ocean. Unlike the United States, Russia does not maintain military bases on German soil and does not seek to control or watch over the German political process.  Relations between Russia and a sovereign Germany would be built on mutual trust and understanding.

There are upcoming elections in Europe which could influence the stance towards Russia. What are your expectations?

For the European voters, the principal issues in the upcoming elections are economic stability and the crisis in the Eurozone, unchecked immigration crisis and associated waves of crime and terrorism sweeping through the continent, a crisis of credibility of the EU system in general.  When the citizens of Germany, France and other European countries go to the polls later this year, relations with Russia, naturally, will not be the first topic on their mind.  But Europe’s stance on Russia is deeply intertwined with the question of sovereignty and independent decision-making.  If the European voters choose leaders that will bring their countries from under U.S. control and assert sovereign control over their domestic and foreign policy, then relations with Moscow will be normalized and the confrontation hoisted on Europe by Washington will come to an end. We live in a time when what is good for Europe, is also good for Russia.