Депутат Европарламента Николя Бе: Макрон делает вид, будто он не враг России, но действует как таковой

Версия для печати
0
0
0

Депутат Европарламента, генеральный секретарь партии «Национальный фронт» Николя Бе о визите Эммануэля Макрона в Вашингтон и перспективах российско-французских отношений. Эксклюзивное интервью для Центра Актуальной Политики.

- Центр Актуальной Политики: Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что жаждет стратегического диалога с Россией. Какую роль Макрон отводит Франции в диалоге с Россией в условиях кризиса в отношениях между Москвой и Вашингтоном? 

- Николя Бе: Я приветствовал инициативу, когда в начале своего мандата президент Макрон пригласил президента Путина в Версаль. Это произошло после многих лет постоянных нападок на Россию, после того, как спор о "Мистрале", который закончился скандальным расторжением контракта, подорвал репутацию Франции. Отношения между нашими странами никогда не были еще такими плохими. До тех пор Олланд и его команда - давайте не будем забывать, что Макрон участвовал в этом – хотели положить конец исторической франко-российской дружбе, которая была возобновлена в 60-х годах генералом де Голлем. Поэтому мы надеялись, что приглашение Макрона, спустя 300 лет после визита Петра I, станет признаком разрядки в новой Холодной Войне против России. 

На пресс-конференции в Версале Макрон подтвердил свое абсолютное презрение к российской прессе, несмотря на ее весьма достойную работу. Потом на протяжении последних месяцев мы видели, что Макрон явно занял сторону Вашингтона против Москвы, главным образом по сирийскому вопросу. 

- Центр Актуальной Политики: Исторически французские лидеры играли роль посредников между Россией/СССР и Соединенными Штатами. Достаточно ли сбалансированной и независимой от Вашингтона является внешняя политика Франции, чтобы Макрон мог эффективно играть эту роль в переговорах с Путиным? Почему Макрон принял решение присоединиться к Лондону и Вашингтону в качестве одного из ведущих голосов в недавней дипломатической войне против России в связи с "делом Скрипаля"?

- Николя Бе: Безусловно, Франция, оставаясь одной из самых влиятельных стран мира, на протяжении последних десятилетий отстаивала свое уравновешенное положение в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН. Раньше неприсоединившиеся страны могли полагаться на Францию. К сожалению, это время закончилось. Саркози вернул Францию в интегрированные структуры военного командования НАТО под руководством США. И Набережная Орсе (Министерство иностранных дел Франции) медленно, но верно проникалась евроатлантизмом. 

На самом деле, «Нет» Ширака на военную декларацию Джорджа Буша-младшего по Ираку было «лебединой песнью» независимой Франции. Поэтому неудивительно, что Макрон слепо следовал за нашими англосаксонскими партнерами по делу Скрипаля и ударам в Сирии. В обоих случаях мы должны были потребовать доказательств. 

Макрон делает вид будто он не враг России, но действует как таковой. Он утверждает, что по-прежнему готов принять участие в Петербургском экономическом форуме. Было бы удивительным, если он не путает понятия: быть независимым и быть непоследовательным – это на самом деле и есть предел его стратегии - нельзя одновременно восхвалять и демонизировать нацию. 

- Центр Актуальной Политики: Как политическая элита Франции восприняла государственный визит Макрона в Вашингтон и его переговоры с Трампом в Белом доме? Удовлетворили ли результаты переговоров ожидания Парижа? Как французская сторона восприняла порой унизительное отношение американского президента к своему французскому коллеге?

- Николя Бе: На самом деле, интересно посмотреть на то, как Дональда Трампа демонизируют, когда он принимает мудрые и мирные меры для защиты своих сограждан – такие как антидемпинговые пошлины на китайскую сталь – и как его восхваляют, когда он отправляет ракеты на сирийскую землю... Так, для ведущих СМИ агрессивные действия Дональда Трампа по отношению к Ирану не являются предметом беспокойства и они приветствуют то, что Трамп сказал Макрону по этому вопросу в Белом доме. 

Так как центральные СМИ по-прежнему любят наш новый “Юпитер”, они будут очень хорошо отзываться о визите Макрона в Вашингтоне. Как будто они не заметили, как президент США играл со своим новым Маленьким французским другом, взяв его за руку, как ребенка, и стряхнув "немного перхоти" с плеча Макрона. 

- Центр Актуальной Политики: Какова стратегия Эммануэля Макрона относительно борьбы за ведущую роль Парижа в ЕС? Насколько реализация стратегии Макрона будет зависеть от благосклонности США? 

- Николя Бе: Макрон утверждает, что возрождает ЕС, но это всего лишь болтовня: у него нет ни нового видения, ни истинных сторонников. На самом деле, этот проект - ни что иное, как мечта старого Делора о Федеральной Европе. После его избрания все его инициативы и конкретные предложения были отвергнуты коллегами из ЕС, все его попытки потерпели неудачу, несмотря на его способности к налаживанию связей. Поэтому, прежде чем отталкиваться от, как вы говорите, "благосклонности Соединенных Штатов", стратегия его с нашими соседями должна быть пересмотрена. 

- Центр Актуальной Политики: Есть ли новая стратегия у французских евроскептиков после поражения на последних президентских выборах? Как Национальный фронт и другие движения евроскептиков оценивают нынешнее положение дел в Брюсселе? 

- Николя Бе: Это было поражение, но – почетное: 11 миллионов голосов, несмотря на решающие дебаты, которые сама Марин Ле Пен считала "неудачными". По подсчету голосов мы по-прежнему являемся второй по величине партией, а значит первой оппозиционной партией. Нам все еще нужно преодолеть некое высмеивание и облагородить самих себя, однако динамика все еще на нашей стороне. Во Франции, но в большей степени в Европе, где более не принимается диктатура Брюссельской Комиссии: бюрократическое и недемократическое управление, а также ее политические установки кажутся все более и более губительными. 

В нашей фракции в Европейском парламенте, «Европа наций и свободы», у нас есть сильные союзники, такие как «Австрийская партия свободы», которая уже руководит Австрией совместно с «Австрийской народной партией», или «Lega», которая все еще ведет переговоры о формировании государственного управления, но очень скоро должна войти в правящую коалицию в Италии. Партия Маттео Сальвини уже находится у власти в нескольких итальянских регионах, и неделю за неделей их поддержка растет.. 

Помимо фракции «Европа наций и свободы», у нас уже очень хорошие отношения с несколькими партиями, которые на данный момент являются членами двух других групп евроскептиков: «Европейские консерваторы и реформисты» и «Европа за свободу и демократию». 

Более того, «Фидес» (Венгерский гражданский союз) Виктора Орбана, который по-прежнему является частью «Европейской народной партии», отстаивает смелую политику, которая очень близка к нашим позициям.

С так называемой Вишеградской группой, в состав которой входит Венгрия, мы видим большие перспективы для альтернативной Европы, более демократичной, которая будет уважать суверенитет и самобытность наших народов; Европы, которая, в конечном итоге, будет учитывать, как наши личные интересы, так и интересы соседей, разных национальных государств и этносов, всей цивилизации в целом; Европы, которая не повернется спиной к наиболее естественному и стратегическому партнеру, который также является частью европейской истории, а именно к России. 

Очевидно, динамика на нашей стороне, и мы уверены, что можем изменить ЕС, потому что это необходимо. 

 

Интервью подготовлено и переведено
редакцией Центра Актуальной Политики

***

- The Center for Actual Politics: French president Emmanuel Macron declared that he yearns for strategic dialogue with Russia.  What role does Macron envision for France vis-a-vis Russia in the current difficult climate in relations between Moscow and Washington?

- Nicolas Bay: When President Macron invited President Putin in Versailles, at the beginning of his mandate, I welcomed this initiative. This event took place after years of constant Russian bashing, after the Mistral Dispute that ended up with the scandalous cancellation of the contract, which harmed the reputation of France, the relations between our two nations had never been so bad. Until then, it was as if Hollande and his team – let’s not forget that Macron was part of it – wanted to put an end to the historical Franco-Russian friendship that had been renewed in the 60’s by General de Gaulle. Therefore, we hoped that Macron’s invitation, 300 years after the visit of Peter the Great, would be the signal of a “détente” in the new Cold War against Russia.

Despite some rather good announcements, Macron confirmed at the press conference in Versailles his total despise for the Russian press.

Then, over the last months, we saw that Macron clearly took the side of Washington against Moscow, especially on the Syrian file.

- The Center for Actual Politics: French leaders have historically played the role of an intermediary between Russia/USSR and the United States. Is French foreign policy today balanced and independent enough from that of Washington for Macron to effectively play that role in talks with Putin? Why has Macron chosen to join London and Washington as one of the leading voices in the recent diplomatic spat with Russia over the Skripal affair?

- Nicolas Bay: Indeed, France, which remains one of the most powerful nations in the world, used to defend a balanced position over the last decades, as permanent member of the UN Security Council. The non-aligned countries used to be able to rely on France.

This time is unfortunately over. Sarkozy put France back in the NATO Integrated Military Command Structures, under US leadership. And the Quai d’Orsay was slowly but surely riddled by atlanticism.

Chirac’s “NO” to George W. Bush’s war declaration on Iraq was actually the swan song of independent France.

So it was not a big surprise to see Macron blindly following our Anglo-Saxon partners on the Skripal affair and the strikes in Syria. In both cases, we should have demanded evidence.

Macron pretends not to be an enemy of Russia but he acts as such. He claims that he is still willing to take part in the St. Petersburg Economic Forum but I am wondering if he doesn’t mix up the being independent with being incoherent and this is actually the limit of his “en même temps”-strategy: one cannot praise and demonise a nation at the same time.

- The Center for Actual Politics: How were Emmanuel Macron's state visit to the United States and negotiations with Donald Trump viewed by the French political class? Did Macron's performance satisfy the expectations in Paris? How were the optics (at times humiliating) of the summit received by the French press?

- Nicolas Bay: It is actually interesting to see how Donald Trump is demonised when he takes some wise and peaceful measures to defend his fellow-citizens – like the anti-dumping tariffs on Chinese steel – and how he is praised when he sends missiles on Syria’s soil… So Donald Trump’s aggressiveness on Iran is not a matter of concern for mainstream medias and they welcomed what Trump told Macron on this issue at the White House.

And as the same mainstream medias are still fond of our new “Jupiter”, they made very laudatory comments on Macron’s performance in Washington. As if they didn’t noticed how the US President played with his new little French friend, taking him by the hand like a kid and flicking off 'a little piece of dandruff' off Macron's shoulder

- The Center for Actual Politics: What is Emmanuel Macron's strategy in vying for a leading role for Paris in the EU? How dependent will Macron be in pursing his strategy on the goodwill of the United States?

- Nicolas Bay: Macron claims to renew the EU but it is just communication: he has neither a new vision nor true supporters. In fact, his project is nothing but the old Delors’ dream of a federal Europe. Since his election, all his initiatives and concrete proposals have been rejected by his EU counterparts, all his attempts have failed, despite his communication skills. So before depending on “the goodwill of the United States”, as you say, his strategy with our neighbours needs to be reconsidered.

- The Center for Actual Politics: Do French Eurosceptics have a new strategy following defeat in the last presidential elections to Macron? How does FN and other Eurosceptic movements view the current state of affairs in Brussels?

- Nicolas Bay: Well, it was a defeat but a honourable one: 11 million voters despite a crucial debate that Marine Le Pen herself considered as “failed”. In the polls we still are the second biggest party, that is to say, the first opposition party. We still have to overcome some caricatures and to improve ourselves but the dynamic is still on our side. In France but even more in Europe, where the Brussels Commission’s dictatorship is no longer accepted: its bureaucratic and undemocratic governance but also its political orientations that appear more and more as suicidal.

In our group at the European Parliament, the Europe of Nations and Freedom (ENF) group, we have strong allies, such as the Austrian FPÖ which already governs Austria with the ÖVP, or the Lega which is still in negotiations about forming a government but should very soon lead Italy in a coalition. Matteo Salvini’s party is already in power in several Italian regions, and week after week, they get higher in the polls.

Outside the ENF group, we already have very good relations with several parties that are at the moment members of the two other “Eurosceptic groups”: ECR and EFDD.

Moreover, Viktor Orban’s Fidesz, which is still member of the EPP, defends courageous policies that are very close to our options, against common opponents.

With the so-called Visegrad Group (V4), of which Hungary is a member, we see great perspectives for an alternative Europe, a more democratic one, that would respect both the sovereignty and the identity of our nations, a Europe that would eventually consider both our individual interests as neighbouring but different nation-states and the collective interests of our common civilisation, a Europe that would not turn its back to its most natural and strategic partner, which is also European by its history: Russia.

As you see, the dynamic is on our side and we are confident: we can change the EU because we need to.

Editorial office The Center for Actual Politics
21 мая 2018 года