Эксклюзив. Роджер Эннис: "Канадцы просыпаются от 70-летнего сна, но правительство либерального большинства мало что изменит"

Версия для печати
0
0
0

Канадский политический и профсоюзный активист, колумнист изданий Vancouver Observer, Truthout, CounterPunch, Rable.ca, создатель блога A Socialist in Canada Роджер Эннис рассказал в эксклюзивном интервью Центру Актуальной Политики о подводных камнях завершившихся накануне выборов в парламент Канады и политической системы страны.

- Центр Актуальной Политики (ЦАП): Американские политологи часто называют представителей двухпартийного  истеблишмента США "республикратами", в силу схожести их политических интересов. Можно ли сказать то же самое о канадской политической системе с ее тремя основными партиями - консерваторами, либералами и Новыми демократами?

- Роджер Эннис (РЭ): Да. В обеих странах политическая система контролируется крупными корпоративными интересами. Политические партии действуют как их прямые представители, либо они представляют их косвенно, разделяя их идеологию и мировоззрение.

С другой стороны, основание социал-демократической Новой демократической партии в 1961 году могло стать исключением из этого правила. Новая демократическая партия (НДП) оформилась в 1961 г. на базе Федерации кооперативного содружества и части профсоюзов. Основание НДП было, таким образом, прогрессивным шагом.

Программа основания НДП предполагала проведение сильной социальной политики. Партия была выразителем представителей рабочего класса. Она ратовала за национальную программу медицинского обслуживания и усиление национальных программ пенсионного обеспечения и страхования по безработице. Она поддерживала требования франкоязычных жителей Квебека касательно их национальных прав, в том числе в октябре 1970 года, когда она (НБП) была единственной партией в парламенте, проголосовавшей против принятия Акта о мерах военного времени авторства тогдашнего премьер-министра Пьера Трюдо. (Акт о мерах военного времени принимался с целью противодействия усилению Движения за независимость Квебека).

НДП также выступает за выход Канады из НАТО. В общем, в плане миропонимания партийное участие было антивоенным и пацифистским. К сожалению, политика НДП в отношении НАТО была пересмотрена партийными лидерами около 8 лет назад.

За последние 35 лет прогрессивные позиции в программе НДП были неуклонно размыты и даже преданы. Сегодня НДП по-прежнему имеет умеренно прогрессивную социальную программу по сравнению с Либеральной партией. Другой пример различия между двумя партиями можно было наблюдать 6 мая этого года, когда либералы проголосовали за драконовский харперский Билль C-51, который может превратить Канаду в полицейское государство, в то время как НДП проголосовала против законопроекта.

Но различия между двумя партиями становятся все более незаметными, когда НДП вмешивается в политическое право. И главное, НДП, как правило, не борется за пределами палаты парламента за улучшения, о которых говорит. Иными словами, большая часть программы партии, неважно прогрессивной или нет, - это просто слова.

Во внешней политике деятельность НДП сегодня мало чем отличается от либералов и консерваторов.

Как я уже пишу в течение нескольких лет, Канада нуждается в подлинной партии левых. Я считаю, что многое в НДП и аффилированных профсоюзах можно изменить к лучшему. Но это произойдет не через постепенные изменения в партии. Должно появиться новое особое мнение.

- (ЦАП): Насколько велико влияние Соединенных Штатов в Канаде с политической, экономической и военной точек зрения? Оказывает ли Вашингтон давление на Оттаву с целью присоединения к режиму санкций против России? Почему правительство Харпера так хочет ввести экономические санкции в отношении Москвы?

- (РЭ): США имеют большое влияние. Это близкий экономический партнер, а также военный союзник экономической элиты Канады. Экономика Канады в значительной степени зависит от рынка США – 80% канадской продукции продается к югу от границы.

Щепетильные отношения Канады и США являются одним из самых важных предметов в канадской политической экономии и являлись предметом для дискуссий на протяжении всей истории страны. Я считаю, что отношения между двумя странами завязаны на общности интересов, но не на доминировании США. Идея американского господства может показаться очевидной, учитывая превосходящий экономический и военный потенциал США по сравнению с Канадой. Но Канада является седьмой по величине страной G7 и играет особую роль в международных отношениях, также как и другие пять неамериканских членов G7.

Антироссийская воинственность Канады является ее собственным изобретением. Потерпевшее сейчас поражение правительство премьер-министра Стивена Харпера присоединилось к созданию антироссийского союза по тем же причинам, что и его союзники по НАТО. Они отказались признать и принять референдумом в Крыму в марте 2014 г., и они поддержали развязывание гражданской войны новым правым правительством в Киеве против жителей востока и юга Украины. Так же как они не могли принять решение греческого народа, отказавшегося от резких мер жесткой экономии Европейского Союза.

Большие империалистические страны в НАТО больше не удовлетворены существованием в рамках европейского консенсуса, воплощенного путем основания Европейского Союза, а позже в мимолетном консенсусе в Восточной Европе после распада Советского Союза. Их система находится в кризисе, и они приступили к созданию нового миропорядка, в рамках которого не-империалистические страны, такие как Россия, Китай или Бразилия, сталкиваются с агрессивной конкуренцией и нападками, а слабые страны зоны консенсуса, в частности Греция и Украина, стали целями для финансовой колонизации.

- (ЦАП): Существуют ли в Канаде политические партии и движения, выступающие против антироссийской позиции Оттавы? Каковы их шансы на канадской политической арене? Как к ним относятся в СМИ?

- (РЭ): В стране нет партий, которые бы выступали против канадской поддержки правому правительству в Киеве или антироссийской позиции Оттавы. Три крупнейшие партии, упомянутые в начале этого интервью, придерживаются похожего взгляда на украинский конфликт, точно также они занимают ярко выраженную произраильскую позицию в палестино-израильском конфликте.

За некоторыми исключениями, господствующие СМИ действовали в этом вопросе как простые ретрансляторы воинственной позиции Оттавы и НАТО. Это признак того, насколько недемократичной стала наша система, потому что как только вы начнете непосредственно изучать взгляды канадских граждан, вы увидите серьезные сомнения и прямую оппозицию агрессивной политике Оттавы на международном уровне. Например, разделы комментариев ежедневных газет зачастую полны широко распространенными сомнениями и оппозицией поддержке Оттавой Киева. Но у людей с подобными взглядами нет голоса в СМИ или в парламенте.

Одним из наиболее читаемых левых канадских онлайн журналов является Rabble.ca. Он приветствует статьи, в которых бросается вызов антироссийским догматам господствующих СМИ и политических партий. В прессе можно выделить таких журналистов как Дэвид Пульезе (The Ottawa Citizen), Томас Волком (The Toronto Star – крупнейшая ежедневная канадская газета), Скотт Тэйлор (The Halifax Chronicle Herald), а также авторов и редакторов издания The Winnipeg Free Press, регулярно пишущих заметки, которые бросают вызов господствующей точке зрения. Но они являются исключением. К сожалению, сокращение финансирования и редакционной независимости государственной Канадской телерадиовещательной корпорации сказалось на ухудшении освещения вопросов внешней политики.

- (ЦАП): Каковы главные причины роста недовольства избирателей правящими консерваторами? Способны ли либералы и новые демократы предложить альтернативу господствующей неолиберальной догме?

- (РЭ): Непосредственным ответом на первый вопрос является факт, что большинство канадцев не разделяют ненавистное и милитаристское мировоззрение теперь уже отправленного в отставку правительства Консервативной партии и премьер-министра Стивена Харпера. Даже в 2011 г., когда консерваторы добились в парламенте большинства, за них проголосовали лишь 20% взрослого населения страны.

Но более глубокий ответ заключается в том, что канадцы просыпаются от 70-летнего сна, на протяжении которого они думали, что сложившийся по итогам Второй мировой войны порядок является чем-то неизменным, что он будет постоянно совершенствоваться, но никогда не наоборот. Потребовалось три правительства консерваторов – правительства меньшинства в 2006 и 2008 гг. и правительство большинства в 2011 г. – для того, чтобы созреть для понимания этого.

Тем не менее, поражение консерваторов на этих выборах не может рассматриваться, как шаг вперед  для страны, скорее, как шаг в сторону. Мы избавились от ненавистных консерваторов, но на их место приходит либеральное правительство большинства, которое не станет иным образом действовать на мировой арене.

- (ЦАП): В России выборы проводятся в те дни, когда большинству граждан нет необходимости идти на работу, у них достаточно времени, чтобы подать голос за предпочитаемого кандидата. Почему выборы в Канаде и США всегда проводятся в рабочие дни, когда время для посещения местного избирательного участка у большинства электората весьма ограниченно? Какой процент канадцев на самом деле принимает участие в голосовании?

- (РЭ): Традиция проводить выборы в рабочие дни в Канаде и США проистекает из христианской традиции воскресенья, как дня отдыха и молитвы. Несмотря на то, что лихорадочный темп капиталистического делового цикла превратил воскресенье в еще один день для покупок и работы, отказ от проведения выборов в воскресенье является обыкновенным лицемерием.

Уровень участия канадцев в выборах снижается, хотя и менее быстрыми темпами, чем в США. Во время всеобщих выборов 2011 г. проголосовала только половина взрослого населения страны. Уровень явки на муниципальных выборах еще ниже. На это есть несколько причин. Среди тех, кто не голосует – молодежь, рабочий класс, представители коренного населения. Они не видят, чтобы за их интересы высказывалась какая-либо из сторон. Вдобавок ко всему, консерваторы изменили процедуру голосования и избирательные законы, чтобы затруднить участие в выборах для маргинальных слоев общества.

Все указывает на то, что явка избирателей на этих выборах 2015 г. повысилась. Но тенденция к ее сокращению не изменится, пока рабочие не начнут чувствовать, что есть кто-то, кто выражает их интересы, за кого они могут проголосовать. Система пропорционального представительства должна быть более демократичной, но ни одна из основных партий этого не хочет.

- (ЦАП): Какие методы давления на избирателей чаще всего используется в Канаде?

- (РЭ): Два методы вступают в игру. Потерпевшее вчера поражение правительство консерваторов, будучи избранным в 2011 году, изменило некоторые законы и процедуры голосования, чтобы усложнить его для наиболее бедных и маргинализированных  избирателей. Они изменили границы избирательных округов, чтобы добиться определенных преимуществ. Их агрессивный избирательный месседж был сформулирован таким образом, что избиратель либо убеждался голосовать за консерваторов, либо вводился в заблуждение и не использовал свой  бюллетень. Мы увидели классический пример подобной тактики в только что завершившейся избирательной кампании, в рамках которой консерваторы настойчиво продвигали унизительное для исламских женщин предложение о лишении их доступа к государственным услугам в случае ношения скрывающей лицо одежды.

- (ЦАП): Какую роль играет расизм в механизме давления на избирателя?

- (РЭ): Я бы сказал, что расизм не столь очевиден, как в Соединенных Штатах, где правительство и судебные решения явно притесняют гражданские права чернокожего электората в последние годы, и могут быть справедливо охарактеризованы как расистские. Тем не менее, коренное население Канады – метисы и инуиты – становятся жертвами целого ряда решений расистской политики правительства, которые препятствуют их участию в политическом процессе. Я думаю, что справедливо описать сложившуюся ситуацию как производную расизма, если не как прямую расистскую политику.

- (ЦАП): Предвидите ли Вы в перспективе изменения в политическом истеблишменте Канады, которые могли бы привести к более конструктивным взаимоотношениям между Оттавой и Москвой?

- (РЭ): К сожалению, нет, не в краткосрочной перспективе. Новоизбранное правительство Либеральной партии придерживается жесткой прокиевской линии и антироссийской идеологии. Тем не менее, встреча бывшего премьер-министра от либералов Жана Кретьена с президентом Путиным в апреле этого года зародила некоторую надежду на оттепель в жесткой политике Оттавы. Но мы ничего не узнали о позиции г-на Кретьен во время этой встречи. Я сомневаюсь, что его дискурс значительно  отличался от линии НАТО и правительства Харпера.

Между тем, канадцы крайне заблуждаются и дезинформированы в отношении России. В целом в вопросах внешней политики они бесправны. Правительства в Оттаве привыкли делать на международной арене, что пожелают, не сталкиваясь со значительными последствиями в стране. Вступают ли они в войну или одобряют так называемые соглашения о свободной торговле, канадцы молчат или говорят очень тихо, не оказывая влияния. От левого политического блока Канады не так много помощи, левые слишком зависят от догм и штампов, которые мешают им понять современную Россию.

Не поймите меня неправильно, я с оптимизмом ожидаю перемен. Мир столкнулся с огромным экологическим кризисом и ростом социального неравенства. Как жители Земли могут решить эти проблемы, если правительства стран НАТО продолжают угрожать миру и тратить огромные ресурсы на поддержание военной машины? Эти растрачиваемые ресурсы следует использовать конструктивно. Но все большее число людей пробуждаются и обращаются к реальности, это не вызывает у меня сомнений.

 

Интервью подготовлено и переведено
Редакцией Центра Актуальной Политики

 

***

Roger Annis is a longtime socialist and trade union activist. He began his political activism with the Young Socialists of the day in Nova Scotia while at university. Since then, he has lived in most regions of Canada, including in Montreal where he became fluent in French. He is a retired aerospace worker living in Vancouver. Roger writes regularly on topics of social justice, peace.

- Observers of American politics frequently call members of the U.S. two-party establishment "Republicrats", referring to their allegiance to roughly the same political interests. Is the Canadian political system, with its three main parties - the Conservatives, the Liberals, and the New Democrats - similar?

Yes. In both countries the political system is controlled by large corporate interests. The political parties act as their direct representatives, or they represent them indirectly by way of sharing the same ideology and outlook.

That said, the founding of the social democratic New Democratic Party in 1961 was potentially an important break from this mold. The party was a merger of the main trade union federation of the day with the social democratic Cooperative Commonwealth. The founding of the NDP was a progressive step to be built upon.

Social policy was strong in the NDP's founding program. The party was a voice for the working class population. It advocated a national medical care program and stronger national pension and unemployment insurance programs. It was sympathetic to the language and national rights demands of the French-language people of Quebec, including in October 1970 when it was the only party in Parliament to vote against the declaration of the War Measures Act by then-Prime Minister Pierre Trudeau. (The War Measures Act was a measure intended to break the rising Quebec independence movement.)

The NDP also favored Canadian withdrawal from NATO. In general, the party membership was antiwar and pro-peace in its outlook. Unfortunately, the NDP's 'out of NATO' policy was reversed by party leaders about eight years ago.

Over the past 35 years, the progressive policies in the NDP program have been steadily watered down or even abandoned. Today, the NDP still has a moderately progressive social program compared to the Liberal Party. Another example of the difference between the two was seen on May 6 of this year when the Liberals voted for the Harper government's draconian, police-state Bill C51 whereas the NDP voted against it.

But the differences between the two parties are getting more narrow as the NDP slides to the political right. And importantly, the NDP does not typically fight outside of the Parliamentary chamber for the improvements it says it wants. In other words, much of its program, however progressive or not, is just talk.

On foreign policy, the NDP's policies today are little different from those of the Liberals and Conservatives.

As I have been writing for several years now, Canada needs a genuine party of the political left. I believe that much of the present NDP membership and its trade union affiliates can be won to this. But it won't happen through incremental change within the party. A distinct, new voice needs to be built.

- How much influence does the United States wield in Canada in political, economic and military terms? Has Washington applied pressure on Ottawa to join the sanctions regime against Russia? Why was Harper's government so eager to impose economic sanctions on Moscow?

The U.S. wields a great deal of influence. It is a close economic partner as well as military ally of Canada's economic elite. Canada's capitalist economy is hugely dependent on the U.S. market—80 per cent of Canadian manufactures are sold south of the border.

Canada's precise relationship to the U.S. is one of the most important subjects in Canadian political economy and has been debated throughout the country's history. I believe the relation between the two countries is fundamentally one of common interest, not of U.S. dominance. The idea of U.S. dominance might seem self-evident, considering the overwhelming size of the U.S. economy and military compared to those of Canada. But Canada is the seventh largest of the G7 countries and wields a distinct role in world affairs, just as do the other five, non-U.S. members of the G7.

Canada's anti-Russia belligerence is of its own making. The now-defeated government of Prime Minister Stephen Harper joined in creating the anti-Russia alliance for the same reasons as its NATO allies. They refused to recognize and accept the referendum vote in Crimea in March 2014 and they backed the civil war course of the new right-wing government in Kyiv against the people of eastern and southern Ukraine. Just as they could not accept the decision of the Greek people to reject the harsh, anti-austerity policies of the European Union.

The big imperialist countries in NATO are no longer content to live with the European consensus embodied in the foundation of the European Union and later in the fleeting consensus in eastern Europe following the dissolution of the Soviet Union. Their system is in crisis and they are embarked on creating a new world order of dominance in which non-imperialist countries such as Russia, China or Brazil face aggressive competition and attack and the weaker countries of the consensus zone, notably Greece and Ukraine, become targets for financial colonization.

- Are there political parties and movements in Canada that oppose Ottawa's anti-Russian stance? Do they have a chance in the Canadian political arena? How are they treated in the mainstream media?

There are no parties of consequence which oppose Canada's support to the right-wing government in Kyiv and its anti-Russia stance. The three large parties mentioned at the outset of this interview share very similar outlooks on the conflict in Ukraine, just as they define themselves as very strong backers of Israel's policies against the Palestinian people.

With some exceptions, mainstream media has acted as a mere echo chamber of the Ottawa's and NATO's belligerence. That's a sign of how undemocratic our political system has become, because once you look into the views of Canadian citizens, you find serious doubts and outright opposition to Ottawa's belligerent policies internationally. For example, the comments sections of the daily newspapers frequently reflect widespread doubt and opposition to Ottawa's support for Kyiv. But people with such views have little voice in media or the Parliament.

One of the more widely-read online journals on the Canadian left is Rabble.ca. It welcomes articles which challenge the anti-Russia dogma of the mainstream media and political parties. In mainstream media, journalists such as David Pugliese at the Ottawa Citizen, Thomas Walkom at the Toronto Star (Canada's largest daily), Scott Taylor at the Halifax Chronicle Herald, and writers and editors at the Winnipeg Free Press regularly write commentary that challenges the overwhelming, mainstream narrative. But they are the exception. Sadly, cuts to the financing and the editorial independence of the state-funded Canadian Broadcasting Corporation have rendered it ineffectual, or worse, on foreign policy matters.

- What are the main reasons for growing voter discontent with the ruling Conservatives? Do the Liberals and New Democrats offer an alternative that is not congruent with reigning neoliberal dogma?

The immediate answer to the first question is that the majority of Canadians do not share the hateful and militaristic outlook of the now-departed Conservative Party government and Prime Minister Stephen Harper. Even in 2011 when the Conservatives won a majority government, only about 20 per cent of the adult population voted for them.

But the deeper answer is that Canadians are waking up from a 70-year sleep in which they thought the post-World War Two arrangements were something permanent that could be constantly improved but never reversed. It has taken three Conservative governments—minority governments in 2006 and 2008 and a majority government in 2011--for that realization to mature.

Even so, the defeat of the Conservatives in this election cannot be viewed as a step forward for the country, it is a step sideways. We got rid of the hated Conservatives, but in their place is a majority Liberal government that will not act a whole lot differently on the world stage.

- In Russia, elections are held on days when most citizens do not have to go to work and have plenty of time to cast their ballot for the candidate of their choice. Why are elections in Canada and the U.S. always held on workdays, when most voters have limited time to visit their local polling station? What percentage of Canadians actually take part in the voting?

In both Canada and the U.S., the tradition of holding elections on workdays stems from the Christian tradition of Sunday as a day of rest and worship. Even though the frenetic pace of the capitalist business cycle has made Sunday into just another day of shopping or of work, the 'no voting on Sunday' election carries on, if rather hypocritically.

Canadian voting participation rates have declined along with those of the United States, although less rapidly. In the 2011 national election, only half of the adult-age population voted. Participation rates in municipal elections are even much lower. There are several reasons for this. Those who do not vote are disproportionately young, working class or First Nation, or all of the above. They don't see their interests being voiced by any of the parties. On top of that, the Conservatives have changed the voting laws and procedures to make it harder for marginalized people to vote.

All indications are that voting participation went up in this 2015 election. But the downward trend won't change until working class people feel they have someone they can vote for who speaks in their interest. A system of proportional representation would be more democratic, but none of the main parties want to see that.

- What methods of voter suppression are most commonly used in Canada?

Two methods have come into play. The now-defeated Conservative government elected in 2011 changed certain voting laws and procedures to try and make it more difficult for poorer and marginalized people to vote. They changed the boundaries of electoral districts to give themselves greater advantages. And their aggressive election messaging is designed such that a voter is either convinced to vote for them or becomes discouraged by the whole spectacle and opts not to cast a ballot. We saw a classic example of this in the just-concluded election campaign where the Conservatives aggressively put forward a disgraceful proposal whereby women of Muslim faith who wear clothing that covers their face and bodies would be denied government services.

- What role does racism play in the voting suppression mechanism?

I would say racism is not as prominent as in the United States. There, government and court decisions in recent years have blatantly disenfranchised Black voters and can fairly be described as racist. But Canada's First Nations, Metis and Inuit (northern) populations are victims of a whole range of racist government policies which act to discourage them from taking part in the political process. I think it is fair to call that a racist outcome, if not directly racist policy.

- Do you foresee changes in the Canadian establishment's political outlook that could lead to a more constructive relationship between Ottawa and Moscow?

Sadly, I do not in the short term. The newly elected Liberal Party government is stacked with hard-line, pro-Kyiv and anti-Russia ideologues. Former Liberal Prime Minister Jean Chrétien's visit with President Putin in April of this year raised some hope of a thaw in Ottawa's hardline policy. But we learned nothing of what Mr. Chrétien said during that meeting. I doubt he said much of anything different from the NATO and Harper government line.

Meanwhile, the Canadian population is very misled and misinformed about Russia. On matters of foreign policy in general, it is disenfranchised. Governments in Ottawa are used to doing what they wish on the international stage without suffering too many consequences at home. They go to war, or they approve so-called free trade agreements, and Canadians have little or no say or influence. The political left in Canada is not much help, either, because too much of it clings to dogmas and clichés that prevent it from properly understanding modern Russia.

But don't get me wrong, I am optimistic that this will change. The world is facing a huge environmental crisis and growing social inequalities. How on earth can we solve these problems if NATO governments keep threatening the world and wasting enormous resources with their war machines? These wasted resources should be put to constructive use. Growing numbers of people are awakening to this reality, of that I have no doubt.

Editorial office The Actual Politics Center

20 октября 2015 года