Победа на выборах Национального фронта меняет политическую систему Франции

Версия для печати
0
0
0

Исторический подъем Национального фронта означает формирование трехпартийной системы, которая непременно преобразит политическую жизнь в стране за полтора года до президентских выборов 2017 года. Это сулит политические и структурные потрясения во Франции, которая давно привыкла к классической дуэли правых и левых, пишет Le Temps.

1. Национальному фронту, первой партии Франции, удалось добиться громкой победы?

Ответ «да», хотя в общей сложности за Марин Ле Пен в прошлое воскресенье проголосовали 6 миллионов избирателей против 6,4 миллиона на президентских выборах 2012 года, когда ей не удалось пройти во второй тур. Задача прошедших выборов заключается в обновлении руководящих органов 13 сформированных в декабре 2014 года регионов. Явка же составила чуть более 50%, что никак нельзя сравнивать с показателями на президентских выборах.

Как бы то ни было, это не отменяет значимости прошедшего голосования: французские регионы обладают большими бюджетами (нередко более чем в 2 миллиарда евро в год) и играют решающую роль в жизни страны в таких сферах как транспорт, образование и экономика. Таким образом, лидерство Национального фронта с результатом в 28% голосов (12% на региональных выборах 2010 года) и особенно ярким преимуществом в Нор-Па-де-Кале-Пикарди (40,6% в поддержку Марин Ле Пен) и Прованс-Альпы-Лазурный берег (41,5% за Марион Марешаль-Ле Пен) означает, что партия должна взять в свои руки руководство на уровне регионов, а затем, быть может, и страны.

Если перестановка противников в промежуток между двумя турами окажется роковой для Нацфронта во всех регионах, и партия не получит ни одного портфеля, у нее быстро найдется ответ: «система» вновь заткнула рот «настоящей» Франции. Как бы то ни было, Нацфронт пришел первым в шести французских регионах, и может сохранить лидерские позиции во всех из них. Впервые в истории. Стратегия «нормализации» Марин Ле Пен, которая на этот раз избавилась от тени отца, оказалась верной. Неприятие элиты и традиционных партий, а также антисистемная риторика еще никогда не приносили таких плодов.

2. Отныне трехпартийная система — норма для французской политической жизни?

Ответ «да», политические и структурные последствия оказываются очень серьезными. V Республика была создана в 1958 году генералом де Голлем на основе противостояния правых и левых. Сейчас же места в регионах оспаривают уже три партии, и можно поспорить, что на будущих парламентских выборах (они последуют за президентскими в 2017 году) в Национальное собрание пройдет куда больше кандидатов от НФ. В таких условиях не удивительно, что правящая Соцпартия выступает за повсеместное введение пропорциональной системы: это создало бы условия для массового притока депутатов Нацфронта, но обязало бы формировать правительственные коалиции.

Второе последствие: внутренние потрясения среди «Республиканцев» Николя Саркози и в Социалистической партии, хотя во второй раскол и не создает таких проблем. Среди правых многие депутаты сегодня задумываются о потенциальных альянсах с НФ, тогда как другое крыло во главе с Аленом Жюппе видит свое будущее ближе к центру. Кроме того, среди левых готовность Соцпартии пожертвовать местами в региональных собраниях в пользу «Республиканцев», чтобы предотвратить приход НФ вызывает серьезное недовольство, Многочисленные победы и беспрецедентное усиление Национального фронта кардинальным образом меняют политический пейзаж страны. 

3. Этот результат стал поражением Франсуа Олланда и власти социалистов?

Ответ «да», первый тур региональных выборов становится для президента Франции пятым поражением после избрания в мае 2012 года. Что еще серьезнее, казалось, что его бурная деятельность по защите страны после терактов положительно отразится результатах Соцпартии. Но хотя рейтинги самого Франсуа Олланда значительно подросли, а его действия на международной арене приветствуются, его партии так и не удалось выбраться из ямы, куда ее утянули рекордная безработица и экономический застой. Напомним, что в 2010 году Соцпартия победила в 21 регионе из 22.

В полный рост встает следующий вопрос: может ли нынешний президент в таких обстоятельствах выставить свою кандидатуру на выборах 2017 года с риском не пройти во второй тур?

4. Франция следует за тенденцией других европейских стран?

Ответ «да», впечатляющий подъем Национального фронта во Франции следует сравнить с результатами на выборах в Швейцарии, Польше и Великобритании, где антиевропейская Партия независимости Соединенного Королевства сегодня сильна как никогда. Можно с уверенностью говорить, что если бы во Франции сейчас провели «швейцарский» референдум о свободном движении людей или запрете минаретов мечетей, их результаты едва ли выглядели бы иначе.

На данном этапе недовольство французов ЕС и его политикой идет в унисон со многими другими государствами. Французский электорат все меньше и меньше понимает Европу. А националистическая риторика воспринимается все лучше. Многим нравится предложение о восстановлении границ. Миграционные потоки и террористическая угроза питают страх, на котором выплывают ультраправые.

Как бы то ни было, есть у Франции и одна особенность: тревожная экономическая ситуация и демографический раскол. В стране, где на мусульман приходится 10% населения, НФ по итогам первого тура лидирует среди избирателей в возрасте от 18 до 24 лет. 

5. Есть ли у Николя Саркози шанс вновь стать президентом в 2017 году?

Перерыв между двумя турами региональных выборов напоминает первый акт праймериз среди правых, которые должны пройти будущей осенью. Отказ бывшего главы государства от слияния списков «Республиканцев» с левыми или их снятия с выборов до 18 часов во вторник (крайний срок подачи для участников второго тура) неизменно поднимет целую бурю в политбюро его партии. Не стоит забывать, что часть депутатов от правых была бы не против альянса с НФ.

На все это накладывается и пассив Николя Саркози, который во втором туре проигранных президентских выборов 2012 года осознанно стремился привлечь электорат НФ. Уже сейчас можно сказать, что все дивиденды от победы на выборах департаментов в марте 2015 года забыты. А это станет ударом по его авторитету. Причем даже в том случае, если результаты «Республиканцев» на региональных выборах окажутся равными итогам выборов департаментах и будут означать победу в четырех-шести крупных регионах.

К чему это приведет? В период между двумя турами многое будет зависеть от союзников-центристов соперника Саркози (в поддержку Алена Жюппе открыто выступает часть умеренных левых). И если бывший министр хочет положиться на них, ему нужно четко обозначить отличия с Николя Саркози. Бывшему премьеру Франсуа Фийону тоже хотелось бы заявить о себе. Как ни парадоксально, вчера Марин Ле Пен нанесла поражение сразу двум участникам президентской гонки 2012 года: Франсуа Олланду и Николя Саркози.