Доклад по делу Литвиненко, вероятно, не повлияет на дальнейшие шаги Великобритании

Версия для печати
0
0
0

21 января сэр Роберт Оуэн, возглавлявший общественное расследование по делу об убийстве Александра Литвиненко, представил 328-страничный отчет, сообщает Би-би-си. Ниже приводятся ключевые пункты доклада по делу Литвиненко.

Убийство, "возможно", было санкционировано президентом Путиным.

"Принимая во внимание все доказательства и результаты расследования, доступные мне, я прихожу к выводу, что операция по убийству Литвиненко, возможно, была санкционирована господином Патрушевым, а также президентом Путиным", - пишет сэр Роберт в своем отчете.

Александр Литвиненко умер от острой лучевой болезни 23 ноября 2006 года, спустя три недели после того, как он выпил чай, содержавший полоний-210, в баре отеля "Миллениум" в Лондоне.

Литвиненко был намеренно отравлен Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном. В течение всех лет, пока шло расследование, Луговой и Ковтун были основными подозреваемыми. Луговой прежде служил в ФСБ и сохранил связи с этой организацией. Эти двое пытались отравить Литвиненко месяцем раньше в офисе частной компании Erinys, занимающейся вопросами безопасности, сообщается в отчете.

Сэр Роберт Оуэн в своем отчете сообщает, что с высокой вероятностью действия Лугового были санкционированы ФСБ. Ковтун также действовал под руководством ФСБ - возможно, косвенно, через Лугового, - но при полном понимании происходящего. Использование полония-210 "было самым последним и самым сильным доказательством участия государства", так как для его получения нужен ядерный реактор, говорится в отчете.

Возможным мотивом убийства могла стать работа Литвиненко на британскую разведку, критика Путина и ФСБ и его связи с российскими диссидентами, говорится в отчете. Несомненно, в отношениях между Путиным и Литвиненко "наблюдались аспекты личного антагонизма", пишет сэр Роберт в своем отчете.

Британский премьер Кэмерон назвал убийство Литвиненко совершенно омерзительным, добавив: "Этот доклад подтверждает то, что мы всегда подозревали, и как мы думали тогда, когда было совершено это ужасающее убийство - что это было деяние, совершенное по заказу государства".

Премьер-министр Британии заверил Би-би-си: "Не сомневайтесь, на это шокирующее событие мы уже отреагировали годы назад, когда оно только произошло, и сегодня мы вновь усиливаем наши действия".

"Расследование по делу Литвиненко объясняет, почему Великобритания приняла такие жесткие меры против российской угрозы, и мы продолжаем требовать, чтобы виновные предстали перед судом", - написал в "Твиттере" министр иностранных дел Британии Филип Хэммонд.

"Это [убийство] стало вопиющим и неприемлемым нарушением самых основных принципов международного права и цивилизованного поведения", - сказала министр внутренних дел Британии Тереза Мэй. Британия выразит "глубочайшее недовольство" в связи с итогами расследования убийства Литвиненко российскому послу, отметила она.

Однако, несмотря на причастность высших уровней российского руководства к убийству Александра Литвиненко, Великобритании все же нужно поддерживать контакты с Россией, хоть и в сдержанной форме, сказала Мэй. Британии все еще нужно разговаривать с Россией как членом Совбеза ООН по таким вопросам, как сирийский конфликт, добавила она.

Также Мэй заявила, что правительство заморозит счета двух россиян, подозреваемых в убийстве Александра Литвиненко. По ее словам, она также обратилась к коллегам из НАТО и ЕС, чтобы принять меры, направленные на недопущение повторения подобных убийств.

Теневой министр внутренних дел Британии, лейборист Энди Бернэм назвал убийство Литвиненко "беспрецедентным актом спонсированного терроризма". Другие россияне и бывшие российские граждане могут быть подвержены риску, добавил он. Бернэм также подверг критике слишком слабую, по его мнению, реакцию Терезы Мэй на выводы расследования и призвал к пересмотру отношений России и Великобритании.

Пресс-секретарь Дэвида Кэмерона сказала, что премьер-министру предстоит "тщательно взвесить" необходимость дальнейших мер в ответ на выводы общественного дознания по делу Литвиненко, с учетом "более широкой необходимости в сотрудничестве с Россией по определенным вопросам".

"Премьер-министр сосредоточится на том, что наилучшим образом отвечает интересам нашей страны и обеспечению национальной безопасности, и поэтому мы взвешиваем все вопросы весьма тщательно", - сказала она. "Премьер-министр признает важность вовлечения России и сотрудничества с ней там, где это отвечает национальным интересам, а также ограничение нашего взаимодействия с русскими - например, с ФСБ, - где это отвечает нашим интересам", - сказала она.

Примеры сотрудничества с Москвой включают в себя, по словам пресс-секретаря, усилия по окончанию гражданской войны в Сирии, а также по борьбе с угрозой, исходящей от террористической группировки "Исламское государство", добавила она.

Бывший посол Великобритании в России Эндрю Вуд: "Какая-то реакция, конечно, должна быть. Но не забывайте, что санкции против России, введенные из-за Украины, и весьма натянутые отношения с нынешним российским правительством - все это существует и играет свою роль.

Самое важное в этой истории, на мой взгляд, в том, что и британцы, и весь мир увидели, в какую страну превратилась Россия. В этом главное достижение Марины Литвиненко.

Я был поражен тоном дебатов, которые велись в палате общин. Я ожидал, что лейбористская оппозиция будет настаивать на более традиционном, дипломатическом подходе к проблеме - что нам надо понять Россию, взаимодействовать с ней и так далее. И это все правильно. Но они как раз выступили за жесткие меры в отношении причастных к убийству Литвиненко. Правительство тоже ясно дало понять, что думает.

Сначала будет какой-то эмоциональный период. Россия скажет, что дело Литвиненко не имеет к ней никакого отношения. Российскому режиму трудно поверить, что где-то есть независимые суды, потому что результаты судебных процессов в России известны еще до их начала. При этом наши и их действия в Сирии - это ничтожно малая часть того, что подразумевается под сотрудничеством. Российский режим считает врагами тех, кто противостоит президенту Асаду. Мы, наоборот, считаем Асада проблемой. До сих пор вокруг кампании в Сирии было много шума, но очень мало совместных действий. Поэтому я не думаю, что это как-то повлияет на дальнейшие шаги Британии".