The New York Times: Можно ли доверять Путину, договариваясь с ним?

Версия для печати
0
0
0

По мнению редакционной статьи The New York Times, главная цель Владимира Путина - заставить США и их союзников признать Россию великой державой.

Трудно вообразить себе конфликт, более нуждающийся в перемирии, чем то жестокое насилие, разорившее Сирию, убившее полмиллиона человек и превратившее несколько миллионов в беженцев. При всей искренней надежде, трудно представить, что прекращение огня, о котором договорились США и Россия, имеет шансы стать нечто большим, чем короткой передышкой между убийствами. Одна из причин - чрезвычайная запутанность конфликтов, интересов и повесток, участвующих в сирийской борьбе.

Самая главная причина - то, что центральной фигурой в драке является президент России Владимир Путин. Несмотря на годы санкций, выговоров и просьб, вмешательство Путина в сирийскую битву на стороне правительства президента Башара Асада в сентябре прошлого года в корне изменило ход войны. Мало того, что русские изменили судьбу Асада, но сегодня придется считаться с ними при любой попытке положить конец конфликту и остановить нашествие беженцев, разоряющее Европу.

Насколько Путину можно доверять? Как он уже ясно показал на Украине, перемирие для него - тактический ход, дымовая завеса, а не цель. Да, с момента начала авиаударов в Сирии Путин согласился на прекращение огня между поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины и правительством в Киеве. Даже сейчас украинское перемирие выглядит шатким, что, кажется, предполагает готовность России вновь расшевелить эти тлеющие угли.

Вот что еще нужно знать о Путине: безотносительно его геополитических целей, с 2012 г., когда начался его третий срок в качестве президента, существует одна главная задача: заставить Соединенные Штаты и их союзников признать Россию великой державой и если получится, то вбить клин в западный альянс. Восстановление мощи России и требование уважать ее оказались источником его постоянной популярности среди россиян, несмотря на цену, которую они заплатили в связи с экономическими санкциями и презрением со стороны Запада.

Вашингтон, Брюссель и, в частности, госсекретарь Джон Керри не имеют выбора, кроме как иметь дело с Москвой в попытке прекратить боевые действия в Сирии, и здесь Путин преуспел в этом своем желании.

Путину не следует путать сильную позицию с победой или с уважением. Учитывая унижение, которое пережил Советский Союз в Афганистане, ему необходимо знать, что в странах Ближнего Востока не бывает никакой "победы", но только лишь мимолетный баланс между враждующими государствами. Кроме того, из-за значительного падения цен на нефть у России недостаточно ресурсов для долгосрочной поддержки Асада.

Как бы ни был Запад слаб в вопросе Сирии, Путину нельзя позволить думать, что он может использовать свою поддержку кровавому диктатору для того, чтобы добиться уважения к своей державе и согласия с его циничными играми на Украине.