The American Interest: Авторитаризм и "мягкая сила" России и Китая выходят на глобальный уровень

Версия для печати
0
0
0

По мнению The American Interest, "недемократические государства" усиливают свое политическое влияние в мире.

Между демократией и автократией имеет место новая глобальная конкуренция в сфере "мягкой силы", но, кажется, что успеха добивается только одна сторона. Многие предполагали, что эпоха глобализации даст демократии огромное преимущество в этой сфере в силу того, что политическая экономия и постоянный поток информации помогут открытым обществам одержать верх над репрессивными. Но именно недемократические государства оказываются более проворными в деле усиления своего влияния.

Ведущие авторитарные державы инвестировали значительные средства в создание огромных и сложных арсеналов "мягкой силы", которые в настоящее время действуют в каждом уголке мира. На фоне десятилетнего глобального упадка демократии самые влиятельные авторитарные режимы - Россия, Китай и Иран - становятся все более интернациональными, авторитаризм оказался глобальным.

Сегодня диктаторы сотрудничают друг с другом, учатся и обмениваются ноу-хау. Это видно на примере тех стратегий, которыми Россия и Китай пользуются с целью удушения свободных голосов в интернете. Диктаторы не только подавляют внутренних сторонников реформ, но стремятся изменить международные нормы и ценности для ограничения глобальной сферы демократии. Ключевой особенностью сегодняшнего всплеска авторитаризма является создание щедро финансируемых инструментов СМИ по влиянию в мире. Китайский CCTV и российский RT являются каналами телевизионного вещания высокого уровня, но они только часть более широких, многомерных усилий по формированию глобальной медиа-среды.

В рамках новой глобальной конкуренции законодатели авторитарной моды сосредотачивают свое внимание на регионах и странах, где демократические стандарты и ценности активно оспариваются. Россия стремительно наращивает свое влияние в новых государствах-членах ЕС из Центральной Европы, а также на Балканах, т.е. в обоих регионах, где будущее демократии находится под вопросом. Китай, тем временем, усиливает свое влияние в Латинской Америке и Африке, координируя здесь свои крупные экономические инвестиции с широким спектром инициатив в области СМИ, культуры и образования.

Новый авторитарный вызов демократии не ограничивается манипуляциями с информационной средой: автократы активно ослабляют ключевые механизмы демократии и прав человека, такие как "Организация американских государств", Совет Европы и ОБСЕ, но и создают новые международные институты, стремящиеся к продвижению авторитарных норм за пределы своих границ. Они используют свои собственные "клубы": Шанхайскую организацию сотрудничества, Союз сотрудничества стран Персидского залива и Евразийский экономический союз.

Вызов, брошенный режимами в Москве, Пекине и Тегеране, поднимается на совершенно иной уровень, благодаря их проекции нелиберальных ценностей и стандартов за пределами своих национальных границ. Еще десять лет назад лишь немногие политические наблюдатели могли представить подобное развитие событий. Учитывая растущие амбиции авторитарных сил, ставки для демократических государств слишком высоки, чтобы они могли уступить в этой борьбе.