Foreign Policy: Для ядерного арсенала Путина размер имеет значение

Версия для печати
0
0
0

Следует ли американцам начать испытывать страх после сообщений о разработке в России самой большой в истории ядерной ракеты, задумывается Foreign Policy.

На прошедшей неделе российские новостные программы сообщили о разработке новой межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-28. И хотя в новостях не сообщались какие-либо детали, стало ясно, что российское правительство хотело бы, чтобы все поняли: РС-28 больше, гораздо больше тех ракет, которым она приходит на смену. И гораздо больше любого аналога в американском ядерном арсенале.

По данным российской прессы, РС-28, которая заменит известную нам SS-18 "Сатана", будет нести десять тонн т.н. "забрасываемого веса" или полезной нагрузки ракеты, большая часть которой придется на ядерное оружие. И, по утверждениям русских, РС-28 будет достаточно мощной ракетой, чтобы иметь возможность доставить боеголовки в США через Южный полюс, избегая противодействия американских ПРО - нетривиальный фактор, который вынуждает Москву завывать по поводу новых объектов ПРО США в Румынии и Польше.

На случай, если вы все еще не можете оценить всю громаду этой ракеты, российские СМИ услужливо поясняют, что боеголовки, которые она несет, способны "разрушить область размером с Техас". Скажите это с русским акцентом: Техас это самый большой штат. Российская ракета может уничтожить Техас. Российская ракета огромна.

Является ли все это правдой? Что ж, Россия явно способна построить гигантскую ракету. И вариант с Южным полюсом вовсе не исключен: еще советы в период холодной войны задумывались о схожих планах орбитальных бомбардировок. А что насчет российских боеголовок-убийц Техаса? SS-18 может нести десять боеголовок, каждая из которых мощностью в 750 килотонн. Этого достаточно, чтобы превратить большую часть "Штата одинокой звезды" в постапокалиптический пустырь, хотя я не уверен, что смог бы уловить разницу (шучу, техасцы, шучу, не стреляйте в меня!)

Конечно, это не означает, что РС-28 будут и правда столь же большими и мощными, как об этом говорят. На днях Путин осматривал новинки военной техники. Когда он захотел открыть дверь в одной из машин, она заблокировалась, и помощник попытался приложить чуть большую силу для того, чтобы ее открыть, но сломал ручку. Вещи в России не всегда являются тем, чем кажутся.

Русским нравится иметь много ядерных боеголовок, но строить по ракете на каждую слишком дорого. Даже когда у России был более высокий уровень доходов от продажи нефти, у нее никогда не было достаточно средств, чтобы полностью заменить советские системы. В результате русские построили не так много современных ракет, но снабжают каждую из них таким количеством боеголовок, какое только возможно. США придерживаются противоположного подхода, распределяя боеголовки среди большего количества ракет на суше и на море.

Большинство американских военных экспертов удивляются стремлению русских поместить столь много яиц в, так сказать, такое малое количество корзин. Это весьма дестабилизирующий момент. Если одна ракета может уничтожить десять целей, у русских есть стимул первыми прибегнуть к ядерному оружию. И если президент США может защитить эти десять целей, взорвав только одну ракету, то это также дает Вашингтону дополнительный стимул к первоочередному использованию ядерного оружия. Многозарядные боеголовки предпочитают ту сторону, которая стреляет первой. По крайней мере, таково мнение в США. В Москве надо мной, вероятно, могли бы посмеяться, как над парнем, у которого такая крошечная...собака.

Таким образом, в то время как РС-28, вероятно, действительно представляет собой усовершенствованную модель уже существующей ракеты, она заменяет систему, сопоставимую с ней по характеристикам. РС-28 не несет с собой кардинального изменение ядерной силы России, но следует в русле ее развития. Тем не менее, новая ракета говорит о крайне опасной российской привычке. Было бы лучше, если бы мы уговорили русских не делать этого.

Если нас заботит сокращение опасности ядерной войны, нам следует найти способ ограничить наиболее дестабилизирующие виды ядерного оружия. И это в том числе означает умение говорить честно обо всех наших стратегических системах, включая противоракетную оборону.