The Washington Times: Путин, Обама, Клинтон и снижение глобальной американской силы

Версия для печати
0
0
0

The Washington Times пишет о "цене слабости" администрации Обамы в противостоянии с Россией.

"Августовские пушки" - фраза, впервые использованная для описания начала Первой мировой войны - это вполне реальное явление. Возможно, все дело в жаре, но есть что-то в восьмом месяце, который, кажется, вдохновляет собой вооруженные конфликты. Саддам Хуссейн вторгся в Кувейт в августе 1990 г., распад Советского Союза начался с попытки переворота против Михаила Горбачева в августе 1991 г., инцидент в Тонкинском заливе в августе 1964 г. дал президенту Линдону Джонсону предлог для получения одобрения Конгресса и начала Вьетнамской войны, Адольф Гитлер готовил вторжение в Польше в августе и напал 1 сентября 1939 г.

Сегодня, когда президент России Владимир Путин сосредоточил более 40 тыс. российских войск вблизи границы с Украиной, мы в очередной раз в течение последнего летнего месяца затаили дыхание. Никто не должен быть удивлен возможным вторжением Путина на Украину. А почему нет? Нет ничего и никого, кто мог бы остановить его, во всяком случае, уж точно не американский президент и не трусливые европейцы.

В конце концов, Путин знает, что президент Обама и его первый госсекретарь, который рассчитывает стать его преемником, представляют собой миротворцев высшего порядка. Обама дал русским палец, а они откусили ему руку по локоть.

Наивный подход Обамы проигнорировал несколько вещей. Во-первых, холодная война не завершилась с распадом Советского Союза. Она просто изменила свою форму. Во-вторых, у России есть свои национальные интересы, диаметрально противоположные нашим, и эта реальность никогда не изменится. В-третьих, Обама упустил из виду то, что Россия стала гораздо более авторитарной страной при Владимире Путине и Дмитрии Медведеве, которая стремится восстановить контроль в пределах бывшего Советского Союза и устраивает ближневосточную интервенцию на стороне плохих парней в лице Сирии и Ирана.

Вместо того, чтобы противостоять Путину по этим вопросам, Обама и Хиллари Клинтон махнули на него рукой. Обама однажды сказал: "Я не думаю, что страны в мире заинтересованы в том, чтобы тестировать наш авторитет". Хм, тестирование нашего авторитета это единственное, чем интересуются наши враги. Они прощупывают нас, а когда мы игнорируем их, отступаем или пытаемся успокоить, они начинают думать, что мы слабы. Когда мы проваливаем этот тест на авторитетность, они активизируют свою агрессию, свидетельством чего является Перл-Харбор, вся история холодной войны и 11 сентября.

Путин знает подход к Обаме и Клинтон, поэтому американская сила снижается почти до беспрецедентного уровня. И он в полной мере пользуется этим. Трагично, что их преднамеренный отказ от лидерства обходится многим другим суверенитетом, свободой и жизнями.