"Выборы, лишенные интриги" - французские СМИ о выборах в Госдуму

Версия для печати
0
0
0

110 миллионов российских избирателей выбирали в воскресенье 450 депутатов парламента, тем не менее французские СМИ находят этот процесс волеизъявления малоинтересным.

Выборы в Госдуму проходят на фоне серьезного экономического кризиса, пишет Le Point в статье «Выборы, лишенные интриги». «Этот кризис, который, по мнению экспертов, полностью уничтожил экономический рост последнего десятилетия, сильно ударил по покупательной способности россиян, в особенности пенсионеров, а также простых госслужащих, чей уровень жизни Путин обещал улучшить.

Что касается либеральной оппозиции, «которой после массовых фальсификаций на парламентских выборах 2011 года удалось собрать на улицах Москвы 100 тысяч протестующих, сегодня она надломлена. «После присоединения Крыма к России Кремлю с помощью патриотических посланий удалось дискредитировать оппозицию, представив ее пятой колонной Запада», - отмечает Les Echos.

Ouest-France также пишет о пессимизме российской либеральной оппозиции, но отмечает, что в этот раз ей удалось представить «гораздо больше кандидатов, чем во время предыдущих выборов в 2011 году». Однако протестные кандидаты «выдвигались в хаотичном порядке: изъеденной внутренними разногласиями либеральной оппозиции снова не удалось представить общий список», — подчеркивает издание.

Как напоминает Le Figaro, в этом году «Кремль попытался придать выборам больше прозрачности, в частности назначив на пост главы ЦИК Эллу Памфилову вместо Владимира Чурова». «Впрочем, негативные признаки никуда не делись: оппозиционера Алексея Навального до выборов не допустили, НКО [Голос], защищающую интересы избирателей, распустили, а единственному независимому институту изучения общественного мнения [Левада центр] пришлось приостановить свою деятельность».

Выборы в Госдуму проходят год спустя после начала российской военной операции в Сирии, которая сделала Москву «ключевым игроком этого конфликта», — отмечает Le Point. По мнению газеты, российский лидер мог «спокойно» следить за ходом голосования, ведь его партии «гарантирована победа».