The Washington Times: Демонизировать Путина ради голосов избирателей - рискованная стратегия Клинтон

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Washington Times, при помощи России избирательный штаб демократического кандидата в президенты США отвлекает внимание от собственного проблемного внешнеполитического курса.

Любой, кто слушает Хиллари Клинтон в эти дни, может прийти к логичному заключению, что она ведет борьбу с российским президентом Владимиром Путиным, а не с Дональдом Трампом. Клинтон, безусловно, очень верит в заговоры. Раньше считалось, что все ее проблемы являлись результатом гнусного "заговора правых сил", однако сегодня, когда она стремится стать "лидером свободного мира", ей противостоит еще более мерзкий международный заговор, управляемый из Москвы лично Путиным.

Когда WikiLeaks разоблачили то, как Национальный комитет Демократической партии США отдавал предпочтение в ходе праймериз Клинтон перед Берни Сандерсом, она знала, кто виноват в этом: Путин. Сегодня сторонники Клинтон утверждают, что силы Путина, возможно, стоят за взломом и публикацией ее частных электронных писем, что в Москве готовятся взломать машины для голосования во время выборов президента, чтобы украсть голоса, а наиболее пылкие последователи Клинтон уверены, что ее проблемы со здоровьем на годовщину 11 сентября были спровоцированы Путиным, чьи агенты пытались отравить ее.

От всего этого можно отмахнуться, как от жалкого непрофессионализма, но в какой-то момент возникает вопрос: в какой степени Хиллари и ее приспешники заняты тем, что называется "проекция", приписывая другим свое собственное поведение, ценности и намерения.

В конце концов, если и есть кто-то в американской политике, чей внешнеполитический подход настолько бы напоминал времена упадка СССР, так это Хиллари и ее неоконсервативные и либерально-интервенционистские сторонники. Помните, как СССР сверг правительства Венгрии, Чехословакии и Афганистана? Хиллари является "миссис смена режима" со своим собственным списком: Ирак, Ливия и (пока еще в проекте) Сирия.

Неудивительно, что в группу тех, кто с энтузиазмом поддерживает Хиллари Клинтон, входит бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт, которая недавно заметила, что в "аду уготовано особое место для женщин, которые не поддерживают друг друга". Также ей принадлежит высказывание, связанное с гибелью в результате санкций полумиллиона иракских детей, когда Олбрайт заявила, что "цена оправдана". Сталин мог бы с этим согласиться. Олбрайт известна и другими словами: "Если мы должны использовать силу, то это потому, что мы Америка - незаменимая страна, которая выше и видит дальше других стран". Основатель СССР Владимир Ленин не смог бы сказать лучше.

Американцам пора понять: когда Клинтон обвиняет своего противника в безрассудности, она полностью подвержена политике, которая заставляет экспертов прийти к выводу о том, что сегодня опасность войны между нашими странами выше, чем когда у власти находились коммунисты. Особым узлом напряженности является Сирия, где Вашингтону и Москве следует вместе сотрудничать для победы над ИГИЛ (организация, запрещенная в России), а не заниматься распрями.

Клинтон дала понять, что если она попадет в Белый дом, она постарается установить в Сирии "бесполетную зону", что потребует готовности сбивать любые российские самолеты. В тоже время ее теневой министр обороны Мишель Флурнуа предполагает, что администрация Клинтон будет бомбить объекты сирийской армии, понимая, что это приведет к потерям не только среди сирийцев, но и среди россиян. А еще один ее сторонник бывший и.о. директора ЦРУ Майкл Морелл открыто выступает за убийства россиян в Сирии.

Клинтон обещает "военный ответ" против России и Китая за непроверенные и недоказанные кибератаки, а также высказывается в пользу конфронтации с воинственным Пекином в Южно-Китайском море. Зачем идти на риск войны с одной ядерной державой, когда гораздо веселее сражаться сразу с двумя?

Повестка дня Хиллари Клинтон приведет нас к катастрофе. В ней нет места ни благоразумию, ни профессионализму, ни тем более здравому смыслу. В отличие от нее, Трамп при всей его излишней риторике, кажется, ориентирован на интересы Америки. Подход Трампа больше похож на позицию премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, основанную на прагматичном и взаимном уважении между израильским и российским лидерами, а не на ветреных угрозах. Данный стиль основан на силе, диалоге, умении договариваться и понимании того, что страны имеют реальные различия и интересы, заслуживающие уважения. Это пример, на котором Клинтон может многому научиться.