Foreign Policy: На выборах в США Москва не сделала ничего из того, чтобы не делал Вашингтон в других странах

Версия для печати
0
0
0

По мнению Foreign Policy, вмешательство в выборы в других странах представляет собой часть признанной всеми игры.

С тех пор, как Дональд Трамп выиграл президентские выборы в ноябре прошлого года, возможно, ни один вопрос не волновал политический класс Америки больше, чем попытка установить причастность России к вмешательству в выборы в США.

Белый дом, ФБР и значительная часть разведывательного сообщества утверждают, что вина России несомненна, однако правительство до сих пор не предоставило общественности конкретные данные, на основании которых и был сделан этот вывод. Поскольку на кону стояла легитимность победы Дональда Трампа, он постепенно перешел с позиций полного отрицания обвинений в адрес России (и насмешек над разведывательным сообществом) к заявлениям о том, что возможные действия России никак не повлияли на исход выборов. В конце концов, написал он в Тwitter, русские не взламывали устройства для голосования, а все остальные их действия не имеют никакого значения.

Однако в горячих спорах о том, что Москва сделала или не сделала, и какие последствия ее действия имели или не имели, затерялся более важный вопрос о том, что этот инцидент может рассказать о намерениях и целях России. Насколько необычно для великих держав вмешиваться в демократические избирательные процессы в других странах? И насколько сильное негодование должны эти предполагаемые действия Москвы вызывать у американцев?

Выдающийся историк и почетный профессор Калифорнийского университета (Лос-Анджелес) Марк Трахтенберг считает это негодование свидетельством наивности и признаком двойных стандартов. По его мнению, граждане США не должны излишне спокойно относиться к предполагаемым действиям России, однако им также не стоит удивляться или считать эти действия признаками неожиданно возникшей враждебности России по отношению к США. На самом деле, утверждает историк, вмешательство во внутренние дела других стран является тем типом поведения, формированию которого США активно содействовали. В действительности, активное вмешательство в политику других стран было характерной чертой США на протяжении долгого времени.

Можно пойти еще дальше и сказать, что такого рода вещи являются "обычным делом" в конкурентном мире международной политики: страны вмешивались в дела друг друга еще в эпоху Древней Греции, Ренессанса и даже в первой половине ХХ в. Если это действительно так, то США нужно заняться усовершенствованием сложившейся у них системы, чтобы такое вмешательство не могло оказать нужного воздействия, а не зацикливаться на том, что сделал или не сделал Путин.

Мы убеждены в том, что у нас есть право вмешиваться во внутреннюю политику стран по всему миру, тогда как любые подобные ответные действия будут названы неприемлемыми и вызовут бурю гнева. Мы имеем право подслушивать переговоры лидеров иностранных государств, но при этом считаем совершенно недопустимыми их попытки взломать электронную почту американских лидеров и их помощников. США - "незаменимая страна", поэтому правила, применимые к другим странам, просто не действуют в отношении Вашингтона. Таковы убеждения Вашингтона, однако мы можем легко себе представить, как иностранцы реагируют на такое поведение США.

Мы не должны приписывать себе права, которые мы не предоставляем другим странам. Это значит, что, учитывая наше собственное поведение, мы не должны обижаться, если другие страны начинают вести себя так же. Если мы будем подходить к недавним хакерским атакам с этой точки зрения, действия России уже не будут вызывать в нас такого возмущения. Ее действия вполне вписываются в то, как устроен этот мир, к формированию которого мы сами приложили руку.