The Hill: После Сирии следующим шагом Путина может стать Ливия

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Hill, цель Москвы заключается в том, чтобы ослабить влияние Запада и укрепить позиции России в стратегически важной средиземноморской стране.

Президент Трамп последовательно давал понять, что президент России Владимир Путин может стать сильным союзником в борьбе против ИГИЛ (организация, запрещенная в России). В то время как многие рассматривают эти заявления в контексте событий в Сирии, Ливия является тем местом, за которым следует внимательно наблюдать в ближайшие недели.

Путин оказывает растущую поддержку ливийскому генералу Хафтару, контролирующему богатый нефтью восток страны, но желающему увеличить свое влияние. Хафтар проводит антиисламистскую политику и надеется, что Путин поможет ему добиться лидирующих позиций в Ливии в пику поддерживаемому ООН гражданскому правительству страны [Триполи]. Именно здесь Трамп и Путин могли бы заключить сделку.

Путин расширяет влияние России в Ливии, союзницы Кремля во время холодной войны, в течение достаточно долгого времени. Российский лидер попытался возродить былые связи после того, как впервые стал президентом в 2000 г., но отношения заметно улучшились в апреле 2008 г., когда Путин нанес визит в Триполи. По данным российских прессы, Муаммар Каддафи, бывший в то время лидером Ливии, выразил особое восхищение усилиями Путина по восстановлению России в качестве великой державы. Вскоре после этого Москва списала большую часть долга Ливии в размере 4,6 млрд. долларов в обмен на контракты в размере 5-10 млрд. долларов в сфере железнодорожных, нефтегазовых проектов и продаж оружия; и более того, Каддафи обеспечил доступ российскому ВМФ к порту в Бенгази.

В 2011 г. Москва решительно осудила кампанию НАТО в Ливии, которую Путин, занимавший в то время пост премьер-министра, осудил как "средневековый крестовый поход". Действия НАТО привели к тому, что Россия потеряла более 4 млрд. долларов оружейных и других контрактов. Но прецедент того, что ООН, по мнению Кремля, одобрила "цветную" революцию в Ливии, встревожил Москву больше всего. Путин считает, что за всеми протестами против авторитарных режимов стоит Запад и, прежде всего, США, и что все разговоры о демократии со стороны Вашингтона являются лишь прикрытием для смены режимов.

Хотя официально Москва утверждает, что поддерживает правительство национального согласия в Триполи и выступает за достижение единства Ливии, на практике Путин явно отдает предпочтение Хафтару в Тобруке. Москва обеспечивает Хафтару поддержку ООН. В мае 2016 г. Москва напечатала более 4 млрд. ливийских динаров для центрального банка Ливии и передала их в отделения банка, лояльные Хафтару. По некоторым сведениям, Москва поставляет через Алжир оружие в Тобрук, несмотря на эмбарго ООН.

В контексте растущей напряженности в отношениях с Триполи Хафтар совершил две поездки в Москву во второй половине 2016 г., а в январе этого года он посетил авианосец "Адмирал Кузнецов", который возвращался в Россию из сирийских вод. Находясь на борту "Кузнецова", Хафтар провел видеопереговоры с российским министром обороны Сергеем Шойгу. По сообщениям, разговор касался темы борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке. Алжир и Египет, тем временем, поддерживает усилия Путина в Ливии. Алжир уже давно находится в прокремлевском лагере. Президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси, со своей стороны считает, что Хафтар не дает "Братьям мусульманам" (организация, запрещенная в России) укрепиться в Ливии, и вообще полностью согласен с Путиным, когда дело доходит до антитеррористических мер.

Поддержка Хафтара для Путина означает восстановление российского влияния в Ливии и получение важной точки опоры в регионе. Одним из способов, которым он может добиться этого, это предстать в образе миротворца, например, обеспечить переговоры Хафтара и правительства в Триполи, что заставит глупо выглядеть Запад, недовольный Хафтаром, и поможет России закрепить за собой статус важного участника главных международных решений.

В целом, военные действия Путина от Украины до Сирии служат цели создания и расширения буферных зон вдоль периферии России. Официально Москва отрицает переговоры с Хафтаром насчет появления российских баз в Ливии, но легко представить, как такая база или, по крайней мере, другая форма российского военного присутствия последуют за действиями Москвы в регионе в ближайшие годы. Главная цель Путина - ослабить влияние Запада и укрепить позиции России в этой стратегически важной средиземноморской стране.