Slate: "Почему я был разочарован большим антивоенным маршем в Москве"

Версия для печати
0
0
0

Американский корреспондент издания Slate делится личными впечатлениями от митинга противников политики России на Украине, прошедшего в минувшее воскресенье.

Когда я впервые приехал на Пушкинскую площадь примерно за час до начала антивоенного митинга, то подумал, что оказался не на том месте. На площади под статуей любимого поэта России преобладали сторонники сепаратистов на востоке Украины, размахивающими флагом Новороссии, похожим по стилю на стяги конфедератов периода Гражданской войны в США. Они держали в руках плакаты, осуждающие НАТО, Вашингтон и "фашистское" правительство Украины. Очевидно, контрпротестующие начали раньше.

Со временем ряды тех, кто пришел на "марш во имя мира", ширились и вскоре они составили подавляющее большинство людей на площади. Для Москвы это стало первым крупным антивоенным митингом с начала марта и впервые с начала военных действий в Восточной Украине. Организаторы надеялись на явку в 50 тыс. человек, полиция заявила о 5 тыс. собравшихся, Associated Press дала оценку в 20 тыс. Трудно было понять, насколько масштабно все происходящее, возможно, это было сделано намеренно. Полицейский контрольно-пропускной пункт, оборудованный металлоискателями, действовал медленно и создал узкое пространство между двумя группами собравшихся.

За исключением нескольких громких перебранок и демонстративных жестов с использованием среднего пальца, я не увидел никакого насилия, хотя полиции было очень много. После общения с представителями обеих сторон, стало предельно ясно, что дело заключается не в политических идеологиях и геополитических позициях, но просто в существовании разных версий реальности. Несомненно, протестующие представляют собой подавляющее меньшинство российского общества. Антиправительственная оппозиция в последнее время значительно ослаблена, так как после мощных протестов во время переизбрания Путина в 2012 г. ряд самых видных фигур в движении находятся либо в изгнании, либо под домашним арестом. Но последствия войны все труднее будет не замечать, как и российских солдат, начавших возвращаться в гробах из Украины, где их даже нет официально.

Люди на площади получают свою информацию из диаметрально противоположных источников. Одни - из международных и оставшихся независимыми российскими СМИ, другие - из уст государственных телевизионных сетей и газет. Отсюда у них абсолютно разные версии происходящего на Украине. Трудно понять, как протестующие собираются добиться успеха своего движения, если обе стороны не могут даже договориться о множестве фактов.