Slate: Не соглашайтесь с путинской версией истории

Версия для печати
0
0
0

По мнению издания Slate, Запад не провоцировал Россию, которая получила больше доверия, чем того заслуживала.

Оглядываясь на последние четверть века, трудно назвать такую политику Запада, которую можно было бы описать в качестве успешной. Спорным является утверждение о влиянии западной помощи в целях развития. Например, интервенция Запада в дела Ближнего Востока оказалась катастрофой.

Однако западная политика привела к феноменальному успеху, особенно при сопоставлении с первоначальными низкими ожиданиями, при интеграции Центральной Европы и стран Балтии в Евросоюз и НАТО. Благодаря осуществлению этого двойного проекта, более 90 млн. человек на протяжении двух десятилетий пользуются относительной безопасностью и относительным благополучием, проживая в регионе, чья историческая нестабильность явилась причиной двух мировых войн.

Вместо того, чтобы отметить это достижение на празднике в честь 25-й годовщины падения Берлинской стены, сейчас модно предполагать, что эта экспансия и расширение НАТО, в частности, были ошибкой. Этот проект неправильно понимают в качестве результата американского "триумфализма", так или иначе унизившим Россию, установив западные институты в ее шатких окрестностях. Этот тезис, как правило, основывается на пересмотре истории со стороны нынешнего российского правительства, и является в корне неверным.

Для справки: никаких договоров, запрещающих экспансию НАТО, с Россией никогда подписано не было. Никакие обещания нарушены не были. Между тем, в этот период времени Россия не только не была "унижена", но и получила статус"великой державы" вместе с местом Советского Союза в Совете Безопасности ООН и советскими посольствами. В течение всего этого периода Россия, в отличие от стран Центральной Европы, не стремилась преобразовать себя по западному образцу. Вместо этого бывшие офицеры КГБ с ярко выраженной приверженностью советской системе, действуя в союзе с организованной преступностью, захватили в стране власть, стремясь предотвратить образование демократических институтов дома и подорвать их за границей. За последние десять лет эта клептократическая клика также стремилась к воссозданию империи, используя при этом все: от кибератак на Эстонию до военных вторжений в Грузию и вот теперь на Украину.

Как только мы вспомним, что происходило на самом деле в течение двух последних десятилетий, отказавшись от принятия версии российского режима, наши собственные ошибки станут выглядеть по-другому. С 1991 г. Россия перестала быть великой державой, как с экономической точки зрения, так и по численности населения. Так почему же мы не признаем реальность, не реформируем ООН и не отдаем место в Совете Безопасности Индии, Японии или другим? Россия не трансформировалась по европейскому образцу. Почему мы продолжаем делать вид, что это происходит? В конце концов, использование нами термин "демократия" для описания российской политической системы дискредитировало это слово в России.

Кризис на Украине и перспектива дальнейшего кризиса в НАТО являются не результатом нашего триумфализма, но нашей неспособностью реагировать на агрессивную риторику России и ее военные расходы. Наша беспомощность в продвижении военных баз НАТО на восток привела к ужасающему снижению доверия к нам в Центральной Европе. Страны, в прошлом готовые внести свой вклад в альянс, теперь боятся.

Наша ошибка заключалась не в оскорблении России, но в недооценке ее реваншистского, ревизионистского, разрушительного потенциала. Мы не смогли гарантировать, чтобы НАТО смогло осуществлять в Европе функцию сдерживания, являющейся неагрессивной, оборонительной политикой. Но чтобы она работала, сдерживания должно быть реальным. Это потребует инвестиций, консолидации и поддержки от всего Запада и, особенно, от Соединенных Штатов. Американский триумфализм можно обвинить во многих грехах, но очень жаль, что в Европе его оказалось недостаточно.