Forbes: Стоит ли перед Путиным задача вторжения на Украину?

Версия для печати
0
0
0

Forbes полагает, что на фоне провала российской экономики и возможного окончания газового господства Москвы, Путин вынужден действовать в украинском кризисе более решительно и агрессивно.

В то время, как пишется эта заметка, наблюдатели сообщают об огромном скоплении российских войск на границе с Украиной. Речь идет о 7 тысячах или более войск, уже находящихся внутри Украины, а также 50 тыс., маскирующихся совсем рядом с ней. Согласно оценкам, кроме десятков гаубиц, ракетных установок, бронетехники, включая 100 танков внутри, еще около 400 танков ждут своего часа за рыхлой государственной границей Украины.

Мы становимся свидетелями открытой подготовки к войне по грузинским лекалам: сначала вооружить сепаратистов, затем под видом сепаратистов отправить в зону конфликта российские войска, довести ситуацию до точки кипения и устроить полномасштабное вторжение. Необходимо учитывать и два других фактора. Только что Путин подписал контракт на расширение ядерной инфраструктуры Ирана. Президент Эрдоган позвонил Путину с жалобой на Сирию, по некоторым данным, вслед за этим произошел весьма резкий обмен аргументами, в ходе которого Путин указал Эрдогану на недопустимость попыток свергнуть Асада и даже угрожал войной в случае, если Эрдоган попытается вмешаться в ситуацию в военном отношении.

Почему все это происходит именно сейчас? Москва оперирует своими действиями стратегически, координируя их с происходящим во всем мире и точно рассчитывая время. У России и Китая есть план на игру, а у нас нет, мы загипнотизированы почти невероятной ложью Путина, его прямой жестокостью, мы не в состоянии понять весь спектр срежиссированных глобальных конфликтов. Москва неуклонно расширяла свою власть, пока в течение последних 10 лет Запад все глубже увязал в войнах с исламистами. Конечно, не Путин организовал все это, но он в полной мере воспользовался результатами взятой Западом паузы.

Поскольку США пытаются заключить ядерную сделку с Ираном, Путин только что осложнил ее при помощи собственного соглашения о масштабном расширении ядерной программы Тегерана. Он, конечно, не хочет, чтобы его шиитский союзник переменил свои убеждения и оказал поддержку Западу. Это привело бы к полной трансформации ситуации. Иран мог бы стать тем мостом, по которому природные ресурсы Центральной Азии потекли бы на Запад, а не только на обслуживание интересов Китая и России. Иранцы устали зависеть от своего прежнего имперского гегемона из Москвы и Китая, как своего основного торгового партнера: китайцы заключают очень жесткие сделки и часто не придерживаются их условий. Тегеран действительно хочет пойти на сделку с Западом, но США не могут так легко повернуться к нему, особенно теперь, когда они воюют с ИГИЛ совсем рядом с Ираном. Нас обманули.

По поводу Эрдогана, который совсем не просто так позвонил Путину из-за Сирии. Эрдоган первым подписал с Туркменистаном контракт о газопроводе через Каспийское море для увеличения поставок газа в Европу. Поэтому Путин разгневался на Эрдогана, теперь ожидайте больше терактов на территории Турции со стороны Курдской рабочей партии и активизацию чеченских сепаратистов. Трубопровод планируется построить к 2018 г., и пока экономика России рушится, газовые рычаги Москвы слабеют, а США заняты разборками на Ближнем Востоке, Путин должен быстро проводить в жизнь своим мегаэкспансионистские планы. Это упрямые факты, доказательством тому служит происходящее на Украине.