Россия присоединяется к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций и связывает будущее с юанем

Версия для печати
0
0
0

Forbes констатирует, что с охлаждением в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия быстро повернулась в сторону Китая.

В эти выходные Россия, наконец, решила присоединиться к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (AIIB), но ее высшие должностные лица не спешат говорить о замене бреттон-вудских институтов, руководимых Всемирным банком.

В субботу заместитель премьер-министра Игорь Шувалов заявил, что Россия присоединится к 23 странам, которые уже являются членами банка развития с капиталом в 100 млрд. долларов. Несмотря на то, что российское правительство не находится в дружественных отношения с Западом, Шувалов подчеркнул, что AIIB не является заменой для Всемирного банка и МВФ.

Инициатива создания AIIB принадлежит Пекину. Подразумевается, что банк будет помогать регионам, которым крайне не хватает общественной инфраструктуры. Но Всемирный банк также инвестирует в инфраструктурные проекты, например, в настоящее время на его средства финансируется строительство дороги в северной Индии стоимостью в 500 млн. долларов.

Для России AIIB не только важен с точки зрения развития ее нефтяной и газовой инфраструктуры, но и по политическим мотивам. Китай уже объявил о миллионах долларов инвестиций, вложенных в совместные разработки с российским газовым гигантом "Газпромом". Эти сделки были заключены вместо российско-западных проектов, отложенных из-за санкций

С охлаждением в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия быстро повернулась в сторону Китая. Шувалов подчеркнул заинтересованность России в совместном с китайцами развитии нового "Шелкового пути" в северо-центральном регионе Азии. Часть исторического "Великого шелкового пути" проходила по ныне сокращающейся сфере российского влияния в бывших советских государствах таких, как Казахстан и Армения.

Армения недавно присоединилась к молодому Евразийскому экономическому союзу, ведомому Россией, в качестве основной валюты которого президент Владимир Путин хотел бы видеть российский рубль. Однако, учитывая экономическую мощь Китая и его глобальное влияние, единой валютой на всем протяжении "Шелкового пути" в любом случае станет юань.

Некоторые называют проект нового "Шелкового пути" китайским "Планом Маршалла", который восстановил Европу после Второй мировой войны и заставил подружиться бывших врагов. "Многие, вероятно, не подозревают, что в прошлом году юань обогнал канадский и австралийский доллар по товарообороту, в скором времени он обойдет британский фунт и через два года японскую иену," - замечает экономист Ян Ден, экономист The Ashmore Group, компании, управляющей активами развивающихся рынков объемом в 70 млрд. долларов.

Это превратит китайскую валюту в третью самую используемую в мире после евро и американского доллара. Неудивительно, что Россия связывает свои честолюбивые планы с Китаем.