Почему Европа взялась за российский "Газпром"

Версия для печати
0
0
0

По мнению делового издания Fortune, наконец-то Европа набралась мужества, чтобы выступить против компании, без чьего газа она не может обойтись.

Главный еврокомиссар по конкуренции хочет дать вам понять, что она не боится. Спустя неделю после обвинения в неподобающем поведении в адрес Google, она нацелилась на еще одну 800-фунтовую гориллу совершенно иного рода. В среду европейский комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер официально направила в адрес российского газового гиганта ОАО "Газпром" уведомление о подозрении в злоупотреблении доминирующим положением на европейском рынке газа.

Случай обещает стать определяющим моментом в развитии отношений Европы и России, новым источником трений, добавившемся к проблеме взаимных санкций. На пресс-конференции Вестагер пыталась преуменьшить политические аспекты происходящего, указав, что комиссия, которую она возглавляет, часто предпринимал нечто подобное против злоупотреблений контролируемых государством компаний в странах-членах ЕС, таких как Италия и Франция.

Но скрыть идеологическое расхождение между двумя сторонами не удастся: Россия полагает первостепенным моментом в газовом вопросе безопасность поставок, и монополия - лучший способ обеспечить эту безопасность. ЕС, чьи члены согласились с подобной политикой еще во время холодной войны, на протяжении последних 30 лет настаивает, что потребители только выигрывают от наличия конкуренции.

Ставки огромны: поставки газа в ЕС (24% от общего объема предложения) зависят от "Газпрома", и степень зависимости возрастает все дальше к востоку. Если "Газпром" осуществит свою угрозу и прекратит прокачку газа в Европу через трубопровод по территории Украины, Балканам изо всех сил придется искать альтернативные источники.

Но российский бюджет также зависит от "Газпрома": 20% его наполнения происходит благодаря компании, и большая часть приходится на юридически закрепленную монополию поставки трубопроводного природного газа. Через год, когда российская экономика предположительно сократится на 4%, потребность в этих газовых долларах окажется особенно актуальной.

По этим причинам обе стороны спускали проблему на тормозах в течение 20 лет. Хотя Еврокомиссия располагала всей необходимой информацией на протяжении более года, она не давала ей ход из страха разжечь пожар украинского кризиса. Даже сейчас Вестагер сосредоточила внимание на странах Балтии, Польше и Болгарии, что является сокращенной версией возможного конфликта. К тому же она не стала обвинять "Газпром" в использовании льготной цены на газ в качестве инструмента внешней политики, хотя это то, о чем все в Европе думают.

Ирония этого дела заключается в том, что неудача России, ЕС и двух ключевых транзитных государств Белоруссии и Украины в мирном урегулировании своих разногласий привела к появлению избыточной инфраструктуры ценой в миллиарды долларов. Ни российским трубопроводам, протянутым по дну Балтийского и Черного морей назло транзитным странам, ни СПГ-терминалам, построенным в Польше и Литве с целью досадить "Газпрому", не должно быть места на эффективном рынке.