"Европа без границ" и стены против мигрантов на ее границах

Версия для печати
0
0
0

Шенгенская зона, которая по умолчанию является территорией «свободного движения» людей, сейчас идет к тому, чтобы отгородиться от мира в психологическом и политическом плане. Европа создает все больше препятствий на пути идущего через море потока мигрантов из Африки и Ближнего Востока, а государства-члены без колебаний заворачивают тех, кто появляется на пунктах пограничного контроля, констатирует Slate France.

Если тенденция сохранится и дальше, вскоре будет сложно представить себе, что после Второй мировой войны отцы-основатели мечтали о «Европе без границ». В этом раю на Земле Жана Монне и Конрада Аденауэра сейчас насчитывается более 393 центров содержания беженцев, где находятся люди со всего мира, которым запретили свободный въезд в Европу.

Последним проявлением сложившейся ситуации стал четырехметровый забор, который Венгрия решила установить вдоль 154-километровой границы с Сербией. Руководство страны хочет тем самым показать усталость от медлительности европейских властей, которые не торопятся решать проблему с массовым наплывом иностранцев.

«Из всех стран Европейского Союза Венгрия испытывает на себе сильнейшее миграционное давление, — подчеркнул 17 июня министр иностранных дел Петер Сийярто. — На общий ответ уходит слишком много времени, а Венгрия больше не может ждать, она должна действовать».

С начала года Будапешт принял 54 000 человек против чуть более 2 000 в прошлом году, что, если верить европейской статистике, ставит Венгрию на второе место среди самых популярных на континенте стран после Швеции. Тем не менее эти цифры не следует воспринимать буквально: как и другие страны Евросоюза, Венгрия зачастую содержит сирийских, иракских и афганских беженцев, а также «трудовых» мигрантов из Косова в весьма посредственных условиях на юге страны или же по-тихому выдворяет их на север.

В этом она последовала примеру Болгарии, Греции и Испании, которая старается защитить от африканцев свои марокканские анклавы Сеута и Мелилья несколькими рядами ограды. Весь мир облетели кадры о том, как десятки мигрантов ночью бросаются на штурм шестиметровых заборов, к которым, как подозревают некоторые, сейчас подводят электричество. Греция ставит заграждения из колючей проволоки на сухопутной границе с Турцией во Фракии, что вынуждает сирийских и иракских беженцев отправиться в опасное путешествие по морю.

Крупные западные государства, которым необходимо поддерживать репутацию Европы, теперь тоже на время закрывают границы. Они отправляют туда силы правопорядка, но перекрывают путь только мигрантам. Все остальные могут пройти. Как и товары. Границы открыты, уверяют власти. Шенгенская зона все еще остается пространством свободного движения людей. Только не для тех, кто спасается от нищеты и преследований.

Австрия перекрывает путь всем тем (из 50 000 зарегистрированных в Италии с января мигрантов), кто отказывается от размещения в центре содержания. Или кого итальянская полиция по-тихому выдворяет на север. Германия поступает точно так же с прибывающими из Франции. Поезда Париж-Франкфурт теперь регулярно задерживаются на границе немецкими таможенниками и отправляются обратно во Францию. Французские власти, в свою очередь, отказались впустить сотни эритрейцев и суданцев, которые в начале июня прибыли на пропускной пункт у Вентимильи на Лазурном берегу. Итальянская полиция не пустила их обратно, и теперь им пришлось разбить лагерь на берегу в окружении спецназа.

До настоящего времени принятой в Европе практике было свойственно редкостное лицемерие. По второй Дублинской конвенции о праве на убежище в ЕС предусматривается регистрация беженцев в той стране, через которую они попадают на территорию союза. То есть, в Италии или Греции. Это позволяло соседним странами заворачивать максимум мигрантов на юг. После решения французского Министерства внутренних дел по Вентимилье, правительство Маттео Ренци решило проколоть вспухший нарыв и осудить не признанное никем положение дел. Итальянский премьер пригрозил партнерам и Еврокомиссии выдать всем беженцам разрешение на временное проживание, что, по правилам ЕС, позволило бы тем с полным на то основанием ездить по Шенгенской зоне.

Для французского правительства сейчас главное — не защита все чаще нарушаемых прав человека, а наоборот, легитимизация жесткой и ограничительной политики. На самом деле Франция отчаянно пытается убедить своих партеров и Еврокомиссию в необходимости расширения общих пограничных сил (в первую очередь на море) для перекрытия миграционных потоков. Те услышали ее, но поставили такое условие: если Европа хочет сохранить хотя бы видимость континента демократии, ей нужно уравновесить ограничительные меры и политику приема мигрантов. А у Франции тут наблюдается полный дисбаланс.