Slate France: АНБ лжет о своей неспособности предотвратить теракты 11 сентября

Версия для печати
0
0
0

АНБ утверждает, что в 2000 году оно не располагало техническими возможностями для отслеживания звонка из США в Йемен, адресованного Бен Ладену. Звонка, полная информация о котором могла бы предотвратить теракты 11 сентября, пишет Slate France.

15 лет спустя полдюжины звонков, совершенных в 2000 году из квартиры Халида Мидхар в Сан-Диего (Калифорния) - одного из тех, кому Бен Ладен впоследствии поручил организацию терактов 11 сентября - оказались в центре громких споров вокруг установленной АНБ системы внутреннего надзора. Речь идет главным образом о сборе американских телефонных метаданных, который, как утверждали администрации Буша-младшего и Обамы, разрешается по Патриотическому акту 2011 года. Срок действия этого закона истек в июне этого года, а на смену ему пришел Акт о свободе США, из которого следует, что у АНБ не должно быть доступа к телефонным метаданным без соответствующего решения Суда по делам внешней разведки.

По словам директора АНБ с 1999 по 2005 год Майкла Хайдена, невозможность установить личность звонившего из Сан-Диего в Сану служит подтверждением значимости массового надзора для национальной безопасности США. «В техническом плане и с точки зрения содержания звонка ничто не указывало на то, что звонок исходил из Сан-Диего, — заявил Хайден Frontline в 2014 году. — Если бы у нас тогда была программа метаданных, этот номер из Сан-Диего был бы нам известен».

Такого же мнения придерживаются и многие представители руководства, начиная с президента Обамы. «Один из участников терактов 11 сентября Халид Мидхар звонил из Сан-Диего в известный центр "Аль-Каиды" в Йемене, — заявил он в 2014 году в речи в Министерстве юстиции. — В АНБ перехватили звонок, но не смогли установить, что он исходил из США. Расписанная в параграфе 215 Патриотического акта программа телефонных метаданных была разработана для отслеживания связи террористов так, чтобы мы смогли как можно быстрее узнать, кто и с кем поддерживает отношения».

Но если верить бывшим высокопоставленным сотрудникам АНБ, в 2000 году у агентства уже были все возможности, чтобы установить калифорнийское происхождение звонка в штаб Бен Ладена.

«Они пытаются прикрыть провал АНБ, — уверен бывший аналитик АНБ Керк Уибе, который проработал в агентстве 32 года, до октября 2001 года. — Думаю, они этого стыдятся».

Как рассказывают ветераны АНБ, за операционным центром в Йемене был установлен тотальный и полный надзор. «Ваша цель так важна для системы, что наблюдение за ней нельзя ослаблять ни на минуту», — объясняет Керк Уибе. Кроме того, каждый телефонный звонок сопровождается сведениями, которые позволяют установить осуществившую его компанию. «Становятся известны номера телефонов, а также имена звонившего и того, кому был адресован звонок, потому что платежной системе необходимы эти метаданные, чтобы выставить вам счет», — продолжает Уибе. В результате, чтобы отследить подозрительный номер, достаточно получить доступ к досье или технологиям телефонных компаний.

За обедом в Вашингтоне Уильям Бинни (в прошлом он занимался автоматизацией прослушки в АНБ) подробно рассказал изданию о процедуре перехвата: «За такими номерами как операционный центр Бен Ладена, разумеется, ведется пристальное наблюдение. Все исходящие и входящие звонки сразу же записываются, а затем транскрибируются, как только аналитики АНБ получают в распоряжение переводчика».

Сигнал может быть «спутниковым, кабельным или же представлять собой смесь двух вариантов». Кроме того, сотрудничающие с агентством телефонные компании «напрямую направляют их на наши записывающие устройства».

Помимо перехвата спутниковых сигналов с установленных на Земле антенн АНБ могло получить доступ непосредственно к спутникам. Чаще всего это осуществлялось на основе тайных соглашений с компаниями и их персоналом, но могло происходить и без их ведома. Благодаря этому в АНБ могли выбрать, какие страны, города или номера нужно было прослушивать и тайно перенаправлять данные в свои центры слежения. Как говорит один попросивший не называть его имени высокопоставленный ветеран АНБ, у агентства были связи со спутниковой компанией Inmarsat, чей связью Бен Ладен пользовался для общения с контактами в Афганистане. «У нас были маленькие договоренности с Inmarsat», — говорит он, отмечая сходство с Prism, программой сотрудничества АНБ с интернет-гигантами вроде Google и Yahoo для сбора данных пользователей.

Источник журналиста подчеркивает, что АНБ тайно прослушивало еще одно крупное спутниковое предприятие: Thuraya. Эта расположенная в ОАЭ компания обеспечивает покрытие в более чем 160 странах в Европе, Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Как и большинство других предприятий подобного рода, она зашифровывает передаваемые с Земли на спутник и обратно данные. Но в АНБ смогли взломать код: «Наша тайна в том, что код Thuraya еще давно взломали. Это государственная тайна. Поэтому мы можем без труда перехватывать все разговоры, устанавливать номер звонящего и адресата, прослушивать любую беседу практически в режиме реального времени. АНБ стало настоящим мастером в искусстве шпионажа за системами спутниковой связи».

Иначе говоря, в распоряжение АНБ были все средства для прослушивания разговоров центра «Аль-Каиды» в Йемене (Бен Ладен в общей сложности звонил в Афганистан 221 раз).

После 11 сентября Томас Дрейк из руководства АНБ получил от комиссии Сената распоряжение установить, что было известно агентству на момент терактов. В своих изысканиях Дрейк наткнулся на транскрипции звонков Мидхара в Сану. «Наше наблюдение за центром работало без сбоев по меньшей мере с 1996 года, — как-то рассказал он мне за ужином. — Люди не осознают, как много АНБ было известно об организации. Некоторые из лучших аналитиков, прекрасно образованные люди, имели в 2001 году весьма четкое представление». (Дрейк ушел из агентства в 2007 году, но впоследствии на него подали в суд за передачу документов АНБ The Baltimore Sun. В конце концов, выдвинутые против него обвинения были сняты, а я выступил одним из его защитников).

Когда Дрейк узнал, что Хайден отрицал наличие у АНБ технических возможностей для отслеживания звонка Мидхара из Сан-Диего, он категорически не согласился его заявлением: «Это неправда. Полнейшая ложь. Учитывая, что центр находился под таким пристальным надзором, номера всех шедших туда звонков немедленно устанавливались, как и местоположение звонивших. Все было прекрасно известно. В противном случае звонок просто не мог состояться».

По словам Дрейка, проблема в том, что до 11 сентября АНБ не делилось полученными сведениями с другими американскими разведслужбами, и что после терактов оно стремилось прикрыть собственную халатность. Дрейк выделил этот момент в предназначенном для сенатской комиссии документе, однако его начальник в АНБ не пропустил бумагу, а затем вычеркнул и его самого из списков участников слушаний.

Подтверждает слова Дрейка и Майкл Шеуэр, который курировал Бен Ладена в ЦРУ до 11 сентября. Он знал, что АНБ установило тотальный надзор за операционным центром «Аль-Каиды» в Йемене, но отказывалось делиться полученной информацией с ЦРУ: «Прошедшие через Inmarsat звонки были очень важны, и нам это известно, потому что в АНБ нам об этом сказали... причем не только до 11 сентября, но и даже до терактов в Восточной Африке в 1998 году и других регионах».

ЦРУ обращалось к АНБ за отсутствовавшими данными, «чтобы лучше понять происходившее. АНБ ни разу нам не ответило. Мы отправили не менее 250 электронных писем, но все они остались без ответа». Что еще хуже, в АНБ не посчитали нужным поделиться информацией с ФБР, отмечают в следственной комиссии по событиям 11 сентября.

АНБ хранит множество секретов, но самый страшный из них, безусловно, в том, почему оно не смогло предвидеть теракты 11 сентября. Вместо того чтобы рассказать о настоящих причинах столь громкого провала, оно долгие годы рассказывало нам сказку о технической неспособности отследить звонок из Сан-Диего. Из-за этой мнимой технической несостоятельности администрации Буша и Обамы дали добро на крупномасштабное прослушивание телефонных разговоров на всей территории США в течение 10 с лишним лет.

Сбор метаданных (в этом году федеральный суд, наконец, признал его незаконным), без сомнения, стал самой крупной и тайной программой внутреннего прослушивания за всю историю США. Американцам стало известно о ней лишь благодаря документам, которые обнародовал Эдвард Сноуден. Сегодня другие разоблачители из АНБ утверждают, что вся программа была основана на лжи. Требуют они и ответов на непростые вопросы: как за столь важными телефонами могло не вестись наблюдение? Все ограничилось лишь тем, что их установили? Почему АНБ отказалось делиться с ЦРУ и ФБР собранными сведениями о операционном центре Бин Ладена в Йемене?

Через 15 лет после событий 11 сентября АНБ и Белому дому давно пора рассказать нам о том, что произошло на самом деле, раз и навсегда развеять завесу лжи реальными фактами.