Площадь перед вокзалом Будапешта - символ недееспособной европейской политики и бессердечия

Версия для печати
0
0
0

Венгерское правительство не позволяет многочисленным беженцам ехать дальше, и при этом не предлагает им никакой альтернативы, сообщают журналисты Deutsche Welle, побывавшие в Будапеште. Поэтому тысячи людей продолжают ждать на привокзальной площади Будапешта.

«Мы приехали из Сирии, мы хотим в Германию!» - эта фраза, которую произносят практически все беженцы на вокзале Келети в Будапеште. Наиболее раздраженные вылезают на плечи своих товарищей по несчастью и скандируют: «Германия, Германия!».

Сотни беженцев стоят напротив рядов полицейских перед зданием вокзала. На их лицах - отчаяние, гнев, истощение. В толпе людей преимущественно молодые мужчины. Они узнают в нас немецких журналистов и сразу окружают. Они показывают нам свои билеты: местом назначения значится Мюнхен или австрийский Зальцбург, и они уже заплатили за них больше ста евро. Венгры охотно берут деньги у отчаявшихся людей, но последним не разрешено использовать билеты по назначению.

«Мы любим Германию, там у людей есть сердце», - говорит 18-летний Али. Сириец уже четыре дня находится в Будапеште. Он преодолел долгий путь через Турцию, Грецию, Македонию и Сербию. Короткий промежуток пути в Средиземном море остался среди худших его воспоминаний - как и у большинства других беженцев. Венгерский забор с колючей проволокой по сравнению с этим - просто мелочь.

На площади перед будапештским вокзалом некоторые мужчины держат своих детей на руках. «Германия, Германия», - раздается в сторону полицейских. Некоторые люди цепляются за наши рукава, они хотят донести послание канцлеру Ангеле Меркель. Канцлера считают здесь человеком, который приносит спасение. От образа железного канцлера здесь нет и следа. Мы хотим узнать, слышали ли беженцы о ксенофобских демонстрациях в Германии. «Нет. Германия - это прекрасная страна», - звучит ответ.

Одна венгерская коллега нервно смотрит на большую улицу, которая ведет к вокзалу. «Нам надо будет быстро убираться отсюда, если что-то случится», - отмечает она. Жители Будапешта знают, как быстро сюда могут прибыть полицейские со слезоточивым газом и водометами. Однако пока нет никаких следов насилия, даже когда некоторые демонстранты, в поту и с диким взглядом в глазах, блуждают по площади. Они разочарованы: пока никто не говорит им, что будет дальше, власть не заботится о том, чтобы предоставить им воду, пищу и места для сна. Единственная помощь поступает от неправительственных организаций.

В 11 часов полицейские позволяют людям зайти в здание вокзала. Условие: паспорт ЕС или действительная виза. Короче говоря, зайти могут все, кроме беженцев. А те и дальше не знают, что будет с ними потом. Венгерские власти настаивают на том, что они, в противовес таким странам, как Италия и Греция, уважают действующее законодательство ЕС и официально принимают беженцев, выполняя все необходимые процедуры, включая снятие отпечатков пальцев. На самом деле, единственное чувство, которое нам передалось, - это то, что большинство венгров и, прежде всего, их правительство, просто хотят избавиться от беженцев.

Истощенные и брошенные, люди лежат в тени под стенами вокзала. Тут и там стоят рваные палатки. Полуденное солнце разогрело воздух в Будапеште до примерно 35 градусов. Площадь перед вокзалом стала еще одним символом не функционирующей европейской политики в отношении беженцев и бессердечия некоторых европейских стран по отношению к чужакам.

Но стена вокзала Келети, мы убеждены в этом, является лишь очередным препятствием, которое люди рано или поздно преодолеют на пути в Германию. Возможно последним.